ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География КАЗАХСТАНА
Государственный и Политический строй КАЗАХСТАНА
Экономика КАЗАХСТАНА
Общество и Культура КАЗАХСТАНА
История КАЗАХСТАНА
Руководители Казахстана (1920-2003)
Казахская ССР ( данные БСЭ)
Казахстан ( данные ЦРУ)
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Как правильно выбрать арбуз?
Заесть стресс. Диета от депрессии
Казахская кухня
"Золотое кольцо" Шелкового пути, или какие тайны хранят древние города Казахстана
Символы Азии: Соколиные охотники «беркутчи»
Блестящий метеор над нивой востоковедения Чокан Валиханов- путешественник и учёный

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА КАЗАХСТАН
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Европейское присутствие в северо-каспийском проекте Казахстана: хронология, объемы добычи, маршруты поставок, перспективы и риски
20.09.2011
Автор: В.Парамонов, А.Строков
Европейское присутствие в северо-каспийском проекте Казахстана: хронология, объемы добычи, маршруты поставок, перспективы и риски

Разработка нефтяного и газоконденсатного месторождения «Кашаган» – Северо-каспийский проект (Западно-казахстанская область, северо-западная часть Казахстана) – крупнейший нефтегазовый проект с участием иностранных, в первую очередь, европейских компаний на территории Казахстана.

«Кашаган» – одно из самых больших месторождений в мире. Его доказанные геологические запасы оцениваются в 5,448 млрд. тонн нефти, а извлекаемые запасы – не менее 1,694 млрд. тонн. Данное месторождение обнаружено еще в советское время (вторая половина 80-х годов прошлого века), но не разрабатывалось из-за чрезвычайной технологической сложности и высокого риска экологической катастрофы на Каспийском море. Этот риск был связан главным образом с аномально высоким давлением в нефтяных пластах и значительной концентрацией сероводорода в нефти. К тому же, советская нефтегазовая отрасль в то время и не располагала технологиями, которые были необходимы для разработки месторождений подобной степени сложности.

В результате, освоение «Кашагана» началось только в 2000 году, когда англо-голландская компания Royal Dutch Shell проводила подробное геологическое исследование «Кашагана» и территории, прилегающей к данному месторождению (было пробурено несколько разведочных и оценочных скважин). Вскоре после этого, в 2001-2003 годах недалеко от «Кашагана» было открыто еще несколько более мелких месторождений: «Каламкас-море» (57 млн. тонн извлекаемых запасов жидких углеводородов) «Юго-западный Кашаган» (6 млн. тонн), «Актоты» (100 млн. тонн), «Кайран» (56 млн. тонн). Все вышеуказанные месторождения вместе с основным месторождением «Кашаган» стали разрабатываться в рамках единого северо-каспийского проекта.

Хронология проекта

В 2001 году был учрежден международный консорциум по северо-каспийскому проекту – Agip КСО, где европейские компании сразу же заняли ведущие позиции. Оператором северо-каспийского проекта стала итальянская Eni, а доли в Agip КСО распределились следующим образом: Eni (оператор проекта), французская Total, американская Exxon Mobil и англо-голландская Royal Dutch Shell – по 18,52%, американская Conoco Phillips – 9,26%, японская Inpex и казахстанский «КазМунайГаз» – по 8,33%. Срок действия северо-каспийского проекта был определен до 2041 года. Причем еще в 2003 году руководство Казахстана поставило перед консорциумом задачу: начать добычу нефти в 2005 году.

Однако к 2005 году стало ясно, что освоение группы месторождений в рамках северо-каспийского проекта характеризуется гораздо более высокой технологической сложностью, чем это предполагалось на момент начала данного проекта. По состоянию на 2000 год инвесторы имели лишь общее представление о том, что «северо-каспийская нефть» относится к категории трудно извлекаемой. Однако настоящие масштабы трудностей выяснились позже. Так, оказалось, что глубина залегания нефтяных пластов составляет 5500-6500 метров, аномальное высокое давление в пластах достигает более 800 атмосфер (такое же аномально высокое давление требуется для обратной закачки выходящих газов в пласт, что многократно повышает риск локальных техногенных землетрясений в месте разработки месторождений с катастрофическими последствиями для экологии, а также рисками для оборудования и обслуживающего персонала). Все это усугубляется сложной ледовой обстановкой на акватории северного Каспия (северная часть Каспия покрыта льдом 4-5 месяцев в году, толщина льда достигает 0,6 метра, что в условиях мелководья кардинально осложняет функционирование оборудования). Но главная опасность и сложность для разработчиков – аномально высокая концентрация в «северо-каспийской нефти» токсичного и химически агрессивного газа сероводорода, достигающая 19%. По словам ряда специалистов западных компаний, работающих по северо-каспийскому проекту, им приходилось иметь дело с каждым из всех вышеперечисленных факторов в отдельности, но никогда не приходилось сталкиваться с ситуацией, когда все эти факторы действуют одновременно.

В итоге, реализация северо-каспийского проекта предельно осложнилась. Начало добычи нефти было отложено на 2008 год, а консорциум Agip КСО выплатил Казахстану сумму в размере 150 млн. долларов в качестве компенсации за нарушение контракта. В конце же 2007 года стало очевидно, что и в 2008 году вывести месторождения на стадию промышленной разработки будет невозможно. Более того, оператор проекта – компания Eni заявила о том, что ввиду чрезвычайной технологической сложности северо-каспийского проекта, первоначальные планы по финансовым затратам на его осуществление (57 млрд. долларов) оказались нереалистичными и объемы инвестиций необходимо увеличить до 136 млрд. долларов, а начало нефтедобычи – перенести на период 2012-2013 годов.

В ответ на это казахстанская сторона в 2007 году заявила, что существенное изменение сроков начала добычи нефти дает право РК пересмотреть условия самого контракта. В результате, в конце 2008 года правительство Казахстана внесло кардинальные изменения в систему управления северо-каспийским проектом.

Как следствие, начиная с 2009 года, компания Eni перестала быть оператором, а вместо модели единого оператора, которая действовала ранее, была введена модель совместной операционной компании (СОК), а сам проект разработки группы месторождений был разбит на несколько подпроектов: морскую часть, транспортировку и переработку. Тем самым правительство Казахстана и консорциум Agip KCO, разрабатывающий месторождение, распределили ответственность основных партнеров за отдельные участки проекта.

Помимо этого, Казахстан добился повышения своей доли в северо-каспийском проекте с 8,33% до 16,81% за счет выкупа на пропорциональной основе доли у каждого из акционеров Agip КСО. Цена сделки при этом составила 1,78 млрд. долларов. В настоящее время распределение долей среди участников консорциума выглядит следующим образом: Eni,KMG Kashagan B.V. (дочернее предприятие«КазМунайГаза»),Total,Exxon Mobil, Royal Dutch Shellимеют по 16,81% доли участия,Conoco Phillips— 8,4%, Inpex — 7,56%. Оператором проекта стала совместная операционная компанияNorth Caspian Operating Company(NCOC). В состав NCOC вошли KMG Kashagan B.V.,Exxon Mobil, Royal Dutch Shell. При этом Eni не только утратила статус единственного оператора, но и даже не вошла в состав NСОК.

В результате, в 2009 году начало нефтедобычи перенесено на период 2012-2013 годов. Однако в конце 2010 года руководство компаний Royal Dutch Shell и Exxon Mobil обратилось к Министерству нефти и газа Казахстана с предложением приостановить освоение еще на 3 года для технологической реконструкции месторождений. В частности, компании Royal Dutch Shell и Exxon Mobil предлагают казахстанской стороне в течение 3 лет провести на месторождениях комплекс ремонтных работ в рамках новой модели освоения c целью повышения эффективности будущей нефтедобычи.

Как утверждают специалисты вышеуказанных компаний, данная реконструкция обеспечит максимально высокий уровень добычи нефти (около 1,5 млн. баррелей в сутки) в течение 10 последующих лет и, более того, позволит уменьшить стоимость северо-каспийского проекта на 18 млрд. долларов. Казахстан, в свою очередь, планирует принять данное предложение и приостановить на 3 года все работы по освоению месторождений. Причем срок начала добычи нефти (первая фаза освоения), по имеющимся сведениям, будет в очередной раз перенесен на 2016 год, а сроки реализации второй фазы разработки переносятся на 2018-2019 годы. Концепция второй фазы северо-каспийского проекта планировалась быть внесенной на рассмотрение NCOC в конце 2011 года.

Объемы добычи

Согласно расчетам специалистов компании Eni, предполагается, что в случае успеха северо-каспийского проекта, к 2020 году объемы нефтедобычи должны выйти на уровень примерно 75 млн. тонн в год, что теоретически способно увеличить объемы добычи нефти в Казахстане в 2 раза по сравнению с уровнем 2009 года. Именно в надежде на это Казахстан еще в начале первого десятилетия наступившего века планировал к 2020 году добывать 150 млн. тонн нефти в год, причем около 100 млн. тонн экспортировать (в том числе около 55 млн. тонн в Европу по нефтепроводу «Баку – Тбилиси – Джейхан»).

Направления / маршруты транспортировки

Транспортировку нефти предполагается осуществлять по морскому нефтепроводу «Кашаган – Ескине» и далее по следующим маршрутам / направлениям:

- по нефтепроводу«Ескене – Курык» и далее танкерами вБаку, а затем по нефтепроводу «Баку— Тбилиси— Джейхан», а также по нефтепроводу «Баку – Батуми» и далее танкерами;

- по нефтепроводу «Тенгиз – Новороссийск» и далее танкерами;

- по нефтепроводам«Ескине – Кенкияк», «Кенкияк – Кумколь», «Атасу –Алашанькоу» и далее по системе китайских трубопроводов.

Объемы инвестиций

По состоянию на начало 2011 года в проект инвестировано не менее 17 млрд. долларов, включая 9,45 млрд. долларов европейских инвестиций. В то же время данные по инвестициям в северо-каспийский проект сильно разнятся и реальные затраты, скорее всего, значительно выше. Так, еще в июне 2009 года глава корпорации Eni П.Скарони на встрече с президентом РК Н.Назарбаевым озвучил, что суммарные инвестиции в северо-каспийский проект на начало 2009 года составили 21,8 млрд. долларов. В любом случае очевидно, что северо-каспийский проект станет, вероятно, наиболее дорогостоящим в мировой практике освоения углеводородных месторождений. Отнюдь не случайно сотрудники западных компаний, работающие по данному проекту, уже неофициально дали месторождению «Кашаган» название «Cash all gone» (все деньги ушли).

Перспективы и риски

Как представляется, перспективы дальнейшего участия европейских компаний в северо-каспийском проекте будут подвержены влиянию многих рисков, связанных в первую очередь с технологическими сложностями на пути вывода «Кашагана» и более мелких месторождений на стадию промышленной разработки, конъюнктурой мировых цен на нефть, а также политикой казахстанских властей.

Во-первых, главная группа рисков для северо-каспийского проекта связана с уже упомянутыми технологическими сложности, из-за которых неоднократно переносились сроки начала добычи углеводородов. В частности, еще несколько лет назад эти сроки определялись 2010-2013 годами, а в 2011 году уже 2016 годом и, возможно, это также не окончательная дата. Складывается впечатление, что технологические сложности если не перечеркивают перспективы северо-каспийского проекта, то, по крайней мере, делают его чрезвычайно затратным. В итоге, реальная стоимость проекта, в конечном счете, может оказаться значительно выше, чем даже публикуемые европейскими компаниями оценки.

Данное предположение подкрепляется официальным заявлением директора Центра макроэкономических исследований Казахстана О. Худайбергенова о том, что «процесс подготовки Кашагана проходит очень сложно, вызывая постоянный рост расходов». В пользу этого свидетельствует и то, что американская ConocoPhilips с 2010 года планирует продать ряд своих активов, которые, по мнению руководства данной корпорации, не представляют большого интереса в стратегическом плане. В число таких не перспективных активов входит и доля ConocoPhilips (8,4%) в северо-каспийском проекте.

В результате, трудно сказать, сможет ли новый оператор (NCOC) сдвинуть с мертвой точки северо-каспийский проект. Прежде всего, потому, что изменения в системе управления данным проектом ни в малейшей степени не облегчают преодоление уже отмеченных выше технологических препятствий, которые являются главным тормозом проекта. Более того, создание совместной операционной компании (СОК) представляется достаточно рискованным, так как нельзя исключить того, что планы компаний-членов СОК по разработке и транспортировке со временем могут стать разрозненными, и тогда судьба проекта может надолго стать еще более неопределенной.

Во-вторых, учитывая то, что «северо-каспийская нефть» в любом случае будет характеризоваться завышенной себестоимостью добычи, она очень зависима от конъюнктуры мировых цен: ее добыча и транспортировка могут быть рентабельны при условии устойчиво высоких цен. Однако гарантий этого нет. Если же произойдет падение цен на нефть, то европейские компании, скорее всего, потеряют интерес к северо-каспийскому проекту: либо продадут свои активы другим иностранным компаниям (предположительно китайским), либо приостановят проект до «лучших времен».

В-третьих, определенным риском является и непредсказуемость политики самого Казахстана, например, как в случае с карачаганакским проектом. Известно, что казахстанские власти уже в течении года оказывают давление на европейских участников консорциума Karachaganak Petroleum Operating B.V (КРО), разрабатывающих карачаганакское месторождение с целью приобретения части активов. Кроме того, и в случае с северо-каспийским проектом Казахстан так или иначе, но уже воспользовался обстоятельством переноса сроков начала добычи, чтобы потеснить иностранных инвесторов и увеличить долю «КазМунайГаза» в проекте. Нет гарантий того, что в случае начала масштабной добычи нефти на «Кашагане» Астана не воспользуется еще каким-нибудь предлогом для дальнейшего увеличения доли «КазМунайГаза» в северо-каспийском проекте. Тем не менее, необходимо отметить, что в отличие от карачаганакского проекта, данный риск с позиций сегодняшнего дня представляется минимальным: ввиду чрезвычайной технологической сложности и затратности северо-каспийского проекта, Казахстан вряд ли сможет реализовать его без европейских инвесторов, «заменить» которых пока не способны ни российские, ни китайские компании.

* * *

В целом, очередная задержка северо-каспийского проекта и неопределенность именно долгосрочных перспектив участия европейских инвесторов в данном проекте не только ставит под вопрос вхождение Казахстана в число крупных мировых экспортеров нефти, но и отрицательно сказывается на экономической ситуации в стране, особенно ее западных областей.

Дело в том, что в течение первого десятилетия XXI века cеверо-каспийский проект был локомотивом общеэкономического развития всего западного Казахстана, так как освоение столь масштабных и технологически сложных месторождений влекло за собой развитие многочисленных вспомогательных производств (не только в нефтегазовой отрасли). Например, из-за того, что освоение предполагает изготовление крупногабаритных металлоконструкций весом 10–20 тыс. тонн, в Мангистауской области в основном за счет финансовых ресурсов итальянской компании Saipem были созданы крупные производства по выпуску металлоконструкций. В силу того, что для проекта требовалось порядка 200 различных судов, включая 140 транспортировочных барж, в районе приморского поселка Баутино был введен в строй новый судоремонтный завод (помимо того, что был построен еще в советское время) и новая база поддержки морских нефтяных операций.

Однако в 2010 году обозначилась четкая тенденция к оттоку иностранных инвестиций, а вышеуказанные производства останавливаются. Основная причина – пошатнувшаяся среди инвесторов уверенность в успехе северо-каспийского проекта, равно как и возрастающие сомнения в наличие «большой нефти» на каспийском шельфе Казахстана.

Примечание: статья подготовлена по заказу интернет-проекта «Время Востока», реализуемого Институтом стратегического анализа и прогноза КРСУ, http://easttime.ru/

Источник: easttime.ru

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://easttime.ru/analitic/1/3/1000.html
Вернуться Центральная Азия Казахстан Европейское присутствие в северо-каспийском проекте Казахстана: хронология, объемы добычи, маршруты поставок, перспективы и риски Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Судьба таджикского хлопка
Изменится ли Туркменистан?
Гражданская авиация Казахстана встанет на крыло, если ее хорошенько «заправить» долларами
Современный Китай в аспекте решения вопросов охраны окружающей среды
«Заглядывая в завтрашний день»

 
КАЗАХСТАН АНАЛИТИКА

24.08.2011
Европейское присутствие в карачаганакском проекте Казахстана: хронология, объемы добычи, маршруты поставок, перспективы и риски
Нефтяное и газоконденсатное месторождение «Карачаганак» (Западно-Казахстанская область, северо-западная часть Казахстана) было открыто еще в 1979 году в рамках советской государственной программы по поиску перспективных углеводородных месторождений.

22.08.2011
Террористы-сметники. Кто они?
Наиболее опасное проявление терроризма в последние два десятилетия, с точки зрения последствий имевших место террористических актов и сложностей в работе по их предотвращению, является использование боевиков-смертников в деятельности ряда террористических организаций.

25.07.2011
Европейское присутствие в топливно-энергетическом комплексе Казахстана: общие направления, перспективы, риски и рекомендации
Европейский интерес к топливно-энергетическому комплексу (ТЭК) Республики Казахстан (РК) сфокусирован в основном на нефтегазовой отрасли, четко обозначился к середине 90-х годов прошлого века.


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100