ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География КАЗАХСТАНА
Государственный и Политический строй КАЗАХСТАНА
Экономика КАЗАХСТАНА
Общество и Культура КАЗАХСТАНА
История КАЗАХСТАНА
Руководители Казахстана (1920-2003)
Казахская ССР ( данные БСЭ)
Казахстан ( данные ЦРУ)
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

ЭТО ИНТЕРЕСНО
"Золотое кольцо" Шелкового пути, или какие тайны хранят древние города Казахстана
Заесть стресс. Диета от депрессии
Как правильно выбрать арбуз?
Казахские национальные традиции
Казахская кухня
Блестящий метеор над нивой востоковедения Чокан Валиханов- путешественник и учёный

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА КАЗАХСТАН
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Европейское присутствие в топливно-энергетическом комплексе Казахстана: общие направления, перспективы, риски и рекомендации
25.07.2011
Автор: В.Парамонов, А.Строков
Европейское присутствие в топливно-энергетическом комплексе Казахстана: общие направления, перспективы, риски и рекомендации

Европейский интерес к топливно-энергетическому комплексу (ТЭК) Республики Казахстан (РК) сфокусирован в основном на нефтегазовой отрасли, четко обозначился к середине 90-х годов прошлого века. Другие отрасли казахстанского ТЭК пока не стали объектами сколько-нибудь существенного внимания со стороны стран-членов ЕС и европейских компаний, если не считать появившегося с конца 2006 года некоторого внимания Евросоюза и, в частности Франции, к атомной отрасли Казахстана.

                        

Нефтегазовая отрасль

Следует отметить, что нефтегазовая отрасль Казахстана в советское время была развита довольно слабо. Так в 1990 году Казахстан добывал всего около 14 млн. тонн нефти, что составляло чуть больше 2% от общей нефтедобычи в СССР (свыше 620 млн. тонн). Причем практически вся казахстанская нефть перерабатывалась на российских нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ), так как содержала большие количества серы и парафинов, а по этой причине не могла перерабатываться на казахстанских НПЗ. В Казахстане, в свою очередь, перерабатывалась в основном российская (западносибирская) нефть. Таким образом, нефтегазовая отрасль Казахстана по сути была придатком аналогичной отрасли России (в РСФСР добывалось около 560 млн. тонн нефти) и сама по себе не могла играть значимой роли в экономике бывшего Союза. 

Начиная со второй половины 70-х годов прошлого века, советское руководство стало придавать все более важное значение поиску новых углеводородных месторождений, альтернативных западносибирским (игравшим в то время ключевую роль в экономике всего бывшего СССР), рассматривая Казахстан как наиболее перспективную в данном плане союзную республику. Именно в это время были сделаны достаточно крупные инвестиции в геологоразведку на территории западного Казахстана, включая казахстанский участок каспийского шельфа. В результате был обнаружен целый ряд нефтегазовых месторождений (наиболее крупные: «Тенгиз», «Карачаганак», «Кашаган»). В советское время решения о разработке подавляющего большинства данных месторождения принято не было в силу целого ряда причин, включая дороговизну и техническую сложность освоения многих из них.

Однако некоторые из углеводородных месторождений западного Казахстана, обнаруженные в 70-х годах прошлого века, начали разрабатываться в середине-конце 80-х годов, незадолго до распада СССР. Наиболее крупным из вышеупомянутых месторождений, имеющих стратегическое значение для Казахстана, стало месторождение «Карачаганак», работы на котором начались в 1984 году.   

Вскоре после распада СССР в мировом информационном пространстве стал широко освещаться и муссироваться вопрос о «гигантских углеводородных запасов» каспийского шельфа и, в особенности, его казахстанского участка. Это, в свою очередь, вызвало рост европейского интереса к РК и послужило мощным импульсом к началу проектно-инвестиционной деятельности нефтегазовых компаний ряда государств ЕС по разработке крупнейших углеводородных месторождений Казахстана.

Так, во второй половине 90-х годов британская BG Group Plc. и итальянская Eni SpA приступили к освоению карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения. Тогда же ряд других европейских компаний в составе международного Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) приняли участие в строительстве нефтепровода «Тенгиз – Новороссийск», предназначенного для транспортировки западноказахстанской нефти на мировые рынки. Чуть позже, с наступлением XXI века, итальянская Eni, французская Total и британско-голландская Royal Dutch Shell в составе международного консорциума Agip KKO приступили к реализации северо-каспийского проекта: разработке ряда шельфовых месторождений в северной части Каспия, включая «Кашаган» – одно из крупнейших в мире.  

В свою очередь, в первом десятилетии XXI века, в условиях роста цен на энергоресурсы интерес ЕС к РК и масштабы присутствия европейских компаний в нефтегазовой отрасли Казахстана динамично увеличивались. В итоге, европейская проектно-инвестиционная деятельность оказалась сфокусирована на 3 крупных проектах:

- карачаганакском (освоении месторождения «Карачаганак» в составе международного консорциума Karachaganak Petroleum Operating B.V.);

- северокаспийском (разработке месторождения «Кашаган» в составе международного консорциума Agip КСО, который позже был преобразован в операционную компанию North Caspian Operating Company);

- строительстве и эксплуатации нефтепровода «Тенгиз – Новороссийск» (в составе международного Каспийского трубопроводного консорциума).

Карачаганакский проект. Данный проект реально стартовал лишь в 1998 году, хотя тендер по нему был проведен еще в 1992 году. Помимо других компаний (американской  Chevron Texaco и российской «ЛУКОЙЛ») в проекте участвуют британская BG Group Plc. и итальянская Eni SpA. За период 1998-2010 годов в проект было вложено предположительно около 6,2 млрд. долларов инвестиций (включая около 4 млрд. долларов европейских финансовых ресурсов). По другим данным, объемы иностранных инвестиций в месторождение «Карачаганак» значительно выше: сумма инвестиций в проект только на начало 2009 года могла составить 10,7 млрд. долларов.

Северо-каспийский проект. Данный проект стартовал в 2001 году. Помимо других компаний (американских Conoco Phillips и Exxon Mobil, а также дочерней компании «КазМунайГаза» - KMG Kashagan B.V. и японской Inpex) в проекте участвуют итальянская Eni, французская Total, британско-голландская Royal Dutch Shell. За период 2001-2010 годов в проект вложено свыше 17 млрд. долларов, включая 9,45 млрд. долларов европейских инвестиций. Однако добыча нефти в силу целого ряда технологических и иных сложностей неоднократно переносилась, а с наступлением мирового кризиса перспективы проекта стали еще более туманными. Пока предполагается, что добыча должна начаться в 2016 году, но и это, возможно, не окончательная дата.

Строительство и эксплуатация нефтепровода «Тенгиз – Новороссийск». Данный проект, в котором приняли участие Россия, Казахстан, Оман и целый ряд компаний, в том числе и европейских, стартовал в 1999 году. Пуск нефтепровода в эксплуатацию состоялся в 2001 году. Помимо других компаний (американских Chevron Caspian Pipeline Consortium Co., Mobil Caspian Pipeline Co. и Oryx Caspian Pipeline LLC, российских  LUKARCO BVи Rosneft Shell Caspian Ventures Ltd., казахстанской Kazakhstan Pipeline Ventures LLC) в проекте участвуют итальянская Agip International, британские BG Overseas Holdings Ltd. и ВР. Европейские инвестиции по данному проекту составили предположительно  около 267 млн. долларов.

Наряду с этими тремя наиболее крупными проектами, Евросоюз и европейские компании участвовали и участвуют в ряде более мелких проектов, а также продолжают изучать возможности по расширению казахстанской и российской нефтепроводной инфраструктуры в целях увеличения поставок нефти в европейском направлении в обход турецких проливов.  

 

Атомная отрасль

С середины первого десятилетия наступившего века проявился некоторый интерес Евросоюза к сотрудничеству с Казахстаном в атомной отрасли, учитывая, что на казахстанской территории подтверждено наличие  примерно 20% мировых запасов природного урана, а по объемам добычи данного сырья республика вместе с Австралией и Канадой входит в первую тройку экспортеров.

Так, в конце 2006 года в Брюсселе было парафировано соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии между правительством Казахстана и Европейским сообществом по атомной энергии (Евратомом). В соответствии с данным соглашением предполагается увеличение объемов поставок казахстанского природного урана в страны ЕС. В настоящее время доля Казахстана на европейском рынке урана составляет 3%, в перспективе Евросоюз планировал довести эту долю до 20%. В поставках казахстанского урана в принципе заинтересованы многие европейские страны, особенно те, где объемы атомной генерации значительны в общей структуре энергопроизводства. К таковым странам относится, в частности Франция, которая намеревалась создать в Казахстане производство с полным ядерно-топливным циклом, включая выпуск топливных сборок. Тем более, что Казахстан, помимо того, что входит в число крупнейших мировых производителей урановой руды, способен производить топливные таблетки для атомных станций (металлургический завод в Усть-Каменогорске – собственность НАК «Казатомпром») и, в частности, производит их для российских АЭС.

Среди проектов имеющих наиболее детальную проработку выделяются планы французской компании «Арева» по строительству технологической линии по производству топливных сборок на Ульбинском металлургическом заводе (Усть-Каменогорск, восточный Казахстан). Еще в 2008 году было создано французско-казахстанское совместное предприятие (СП) «Катко» по добыче урана на период до 2039 года. Доля НАК «Казатомпром» составила 49%, а компании «Арева» - 51%. Мощность предприятия – 4 тыс. тонн урана ежегодно. В октябре 2010 года во время  официального визита президента Казахстана Н.Назарбаева во Францию НАК «Казатомпром» подписал еще одно соглашение с французской компанией «Арева» о создании в рамках вышеуказанного СП производства топливных сборок. При этом «Арева» взяла обязательство обеспечить производство топливных сборок мощностью 1200 тонн в год на Ульбинском металлургическом заводе, включая 400 тонн в год – для реакторов французского дизайна. Предполагается, что остальные 800 тонн продукции будут использоваться в качестве топлива для реакторов других дизайнов. Топливные таблетки для данных сборок будут поставляться компанией НАК «Казатомпром». Данная линия (по технологическому проекту «Арева») планируется быть введена в эксплуатацию в 2014 году.

 

Перспективы и риски

Европейское присутствие в ТЭК Казахстана представляется значительным, хотя пока и сосредоточено преимущественно в нефтегазовой отрасли. Помимо нефтегазовой отрасли перспективным  является и сотрудничество в атомной отрасли казахстанского ТЭКа, в то время как другие отрасли вряд ли будут представлять сколько-нибудь значительного интереса для ЕС, хотя бы из-за несущественности их потенциала для Европы. Однако насколько динамично будет развиваться европейское взаимодействие с Казахстаном в ТЭК в дальнейшем, пока трудно сказать однозначно в силу сложной суммы противоречивых факторов. Главными факторами, которые определяют хрупкость европейско-казахстанского энергетического сотрудничества, являются сильно пошатнувшиеся надежды иностранных инвесторов на «большую нефть» с каспийского шельфа (на что европейский бизнес пока делает основную ставку в РК), негативное влияние и непредсказуемость последствий мирового кризиса, назревающая жесткая конкуренция за казахстанский уран со стороны России и Китая, а также т.н. фукусимский синдром.

Во-первых, по состоянию на начало 2011 года общий объем европейских инвестиций в энергетику Казахстана оценивается примерно в 14 млрд. долларов, включая 9,450 млрд. долларов в северо-каспийский проект, 4,2 млрд. долларов в освоение месторождения «Карачаганак», 0,267 млрд. долларов в нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск». Однако сосредоточены эти инвестиции только в нефтегазовой отрасли. Причем дальнейшего и значительного роста европейских инвестиций в нефтегазовую отрасль Казахстана, скорее всего, пока не предвидится. Основная причина – отсутствие гарантий «большой нефти» с Каспия, в отношении перспектив добычи которой в последнее время стали преобладать скептические настроения. Несмотря на тот факт, что объемы нефтедобычи в Казахстане увеличились почти в 5 раз по сравнению с 1990 годом, сегодня уже ясно, что сведения о «грандиозных запасах каспийских углеводородов» (якобы второй Персидский залив) оказались сильно преувеличены. Более того, при реализации северо-каспийского проекта обнаружились чрезвычайные и во многом непредвиденные сложности технологического характера, которые до сих пор не преодолены и неизвестно какими финансовыми затратами их преодоление обойдется.

Все это еще в середине первого десятилетия XXI века заложило основы тенденции к некоторому уменьшению масштабов и снижению интенсивности европейского присутствия в нефтегазовой отрасли Казахстана: после 2003 года отдельные европейские компании стали частично продавать свои активы. Наступление мирового финансово-экономического кризиса, падение цен на углеводороды и снижение деловой активности в мире и, особенно, в Европе только усилило данную тенденцию.

Во-вторых, активность ЕС и европейских компаний в Казахстане будет напрямую зависеть от того, насколько эффективно сам Евросоюз сможет преодолеть последствия финансово-экономического кризиса. Именно это определит финансовые возможности европейских компаний и масштабы спроса на те же нефть и уран в Еврозоне, что, в свою очередь, повлияет на снижение или, наоборот, увеличение интереса к ТЭК Казахстана.

В-третьих, несмотря на то, что сегодня складываются благоприятные условия для развития казахстанско-европейского сотрудничества в атомной отрасли, учитывая большие запасы урановых руд в РК и потребность ЕС в «ядерном топливе», тем не менее, и здесь существуют определенные сложности. В частности, Евросоюз с высокой долей вероятности может столкнуться с противодействием России и Китая. Дело в том, что и РФ, и КНР сами строят планы по развитию атомной энергетики: так, Китай планирует к 2030 году повысить долю АЭС в электроэнергетике с нынешних 1,9% до 7%, а Россия планирует к 2020 году повысить долю АЭС в электроэнергетике с нынешних 16% до 25%.

В частности, ежегодная добыча урановой руды в КНР составляет примерно 900 тонн, что обеспечивает лишь 50% нынешних внутренних потребностей. Примерно еще такое же количество урана Китай импортирует из Казахстана. К 2020 году, по оценкам китайских экспертов, потребности КНР в уране достигнут порядка 8 тыс. тонн. В свою очередь, РФ в настоящее время производит около 3 тыс. тонн урана, что составляет около 20% от ее нынешних потребностей. Пока дефицит покрывается за счет накопленных еще в советское время складских запасов, которые, по оценкам экспертов, к 2020 году исчерпаются. Как представляется, именно к этому времени возникнет острая потребность России в казахстанском уране. При этом потребности России в уране к 2020 году составят примерно 20,5 тыс. тонн.

Учитывая вышеизложенное, представляется вероятным, что Россия и Китай будут предпринимать активные попытки по вытеснению европейских компаний с уранового рынка Казахстана. Тем более, что Москва и Пекин обладают гораздо более сильными позициями в Казахстане (и в Центральной Азии в целом), нежели Брюссель или столицы каких-либо европейских стран. К тому же, определенную роль в ослаблении позиций ЕС на урановом рынке РК (и Центральной Азии) может сыграть «фукусимский синдром», который, без сомнений, многократно усилил в Европе влияние еще не преодоленного за четверть века «чернобыльского синдрома».

 

Рекомендации

Как представляется, для повышения качества и интенсивности энергетического сотрудничества между ЕС и РК целесообразно диверсифицировать проектно-инвестиционную деятельность европейских компаний, особенно в нефтегазовой отрасли. Наряду с добычными проектами, важным направлением европейской стратегии в регионе должна стать глубокая переработка казахстанских углеводородов с последующей реализацией конечной продукции на европейском рынке.

Предлагается создать сеть совместных предприятий (СП), нацеленных на глубокую переработку углеводородного сырья на территории Казахстана или даже других стран Центральной Азии с последующей реализацией готовой продукции на рынках стран ЕС. Причем, наряду с использованием уже существующих производственных мощностей, следует рассмотреть вопрос о совместном строительстве новых предприятий вблизи углеводородных месторождений, чтобы избежать высоких затрат на транспортировку. Например, ту же казахстанскую нефть, содержащую высокую долю тяжелых фракций экономически более целесообразно не экспортировать, а перерабатывать на месте с применением крекинг-процессов. В частности, путем крекинг-процессов из мазута эффективнее получать высокооктановый бензин, авиационный керосин, другие виды топлива.

Одновременно с этим, энергетическое сотрудничество между Евросоюзом и Казахстаном следует ориентировать и на глубокую переработку газа путем создания сети газохимических производств на территории РК и других стран Центральной Азии вблизи газовых месторождений. При этом необходимо всемерно поощрять европейских инвесторов осуществлять глубокую переработку углеводородов (снижение налогов, арендных платежей, отсрочки по тем или иным видам налоговых выплат и т.п.).

Помимо вышеизложенного, стратегическим направлением может стать повышение качества европейско-казахстанского сотрудничества в атомной отрасли, учитывая огромные запасы уранового сырья в Казахстане и хорошо развитую атомную энергетику Евросоюза, а также острые потребности ряда крупных стран ЕС в данном сырье. Например, заслуживает внимания идея строительства на территории РК силами европейских компаний в рамках международного консорциума мощной атомной электростанции, которая функционировала бы на казахстанском уране. Тем более, что институциональная и юридическая основа для организации такого многостороннего межгосударственного проекта уже есть, а запасов урановых руд в республике более чем достаточно.

С одной стороны, переориентация деятельности европейских компаний в казахстанском ТЭК с «экспортно-сырьевого» на «перерабатывающее» направление приведет к кардинальному укреплению позиций ЕС в РК. С другой стороны – это способно превратить более чем вероятную конкуренцию ЕС, РФ и КНР в их сотрудничество. Все это может придать импульс широкому международному энергетическому взаимодействию в центре Евразии, что послужит залогом обеспечения стабильности и поступательного развития Европы, России, Китая и стран Центральной Азии.

 

Примечание: статья подготовлена по заказу интернет-проекта «Время Востока», реализуемого Институтом стратегического анализа и прогноза КРСУ, http://easttime.ru

Источник: easttime.ru

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://easttime.ru/analitic/1/3/988.html
Вернуться Центральная Азия Казахстан Европейское присутствие в топливно-энергетическом комплексе Казахстана: общие направления, перспективы, риски и рекомендации Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Судьба таджикского хлопка
Изменится ли Туркменистан?
Гражданская авиация Казахстана встанет на крыло, если ее хорошенько «заправить» долларами
Современный Китай в аспекте решения вопросов охраны окружающей среды
«Заглядывая в завтрашний день»

 
КАЗАХСТАН АНАЛИТИКА

20.09.2011
Европейское присутствие в северо-каспийском проекте Казахстана: хронология, объемы добычи, маршруты поставок, перспективы и риски
Разработка нефтяного и газоконденсатного месторождения «Кашаган» – Северо-каспийский проект (Западно-казахстанская область, северо-западная часть Казахстана) – крупнейший нефтегазовый проект с участием иностранных, в первую очередь, европейских компаний на территории Казахстана

24.08.2011
Европейское присутствие в карачаганакском проекте Казахстана: хронология, объемы добычи, маршруты поставок, перспективы и риски
Нефтяное и газоконденсатное месторождение «Карачаганак» (Западно-Казахстанская область, северо-западная часть Казахстана) было открыто еще в 1979 году в рамках советской государственной программы по поиску перспективных углеводородных месторождений.

22.08.2011
Террористы-сметники. Кто они?
Наиболее опасное проявление терроризма в последние два десятилетия, с точки зрения последствий имевших место террористических актов и сложностей в работе по их предотвращению, является использование боевиков-смертников в деятельности ряда террористических организаций.


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100