ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География Афганистана
Государственный и Политический строй Афганистана
Экономика Афганистана
Общество и Культура Афганистана
История Афганистана

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Традиционная одежда афганца
Рождение ребенка в Афганистане и связанные с этим традиции
История в лицах. Бачаи Сако - удалец из Хорасана (Часть1)
Афганская кухня
Ураза - пост в Священный месяц Рамадан
Ширин Хури – одна из особенностей национальной афганской свадьбы

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА АФГАНИСТАН
СРЕДНИЙ ВОСТОК

Исторические особенности становления афганской государственности
12.09.2008
Автор: Рахматулло Абдуллоев
Исторические особенности становления афганской государственности
События, происходившие в Афганистане во второй половине ХХ века, уходят своими корнями к концу Х1Х века, к периоду завершения образования централизованного государства, положивший конец феодальной раздробленности, усобицам и межплеменным распрям. Еще более ста лет тому назад возникли проблемы, которые впоследствии, в течение всей последующей истории Афганистана оказывали огромное влияние на весь ход событий общественно - политической жизни страны. Эти проблемы,  в первую очередь касаются вопросов многонационального характера государства, традиционной доминирующей роли пуштунской феодальной знати в управлении государством, особенностей государственного устройства, место и роли неафганских народов в экономической и политической жизни страны, взаимоотношения основных этносов и многое другое.
 Без всестороннего и глубоко изучения истоков и исторической обстановки возникновения проблем в взаимоотношениях народов в период завершения образования централизованного государства в Афганистане невозможно понять суть проблем её современной истории.
 Процесс образования и становления централизованного афганского государства начался в середине ХVII века, с основания Ахмед-шахом Дуррани, независимого государства в 1747 году, со столицей в городе Кандагаре. Государство, основанное Ахмед-Шахом, в результате долгих завоевательных походов превратилось в империю Дуррани. Это государство  стало ядром и положило  начало объединения земель пуштунских племен, которое затем подчинило себе другие территории, населенные преимущественно неафганскими народами.
Зарождение и развитие феодальных социально-экономических отношений среди пуштунских племен создало внутренние предпосылки для образования афганского государства. Одновременно образованию государства способствовали благоприятные внешние факторы: распад империи Великих Монголов в Индии, крушении империи Надыр-шаха в Иране и продолжавшиеся феодальные межусобицы в Средней Азии.
Держава Дуррани была основана на политической власти группы пуштунских племен абдали /дуррани, являлась примером племенной государственности, которое образовалось в условиях кризиса традиционной системы государственного строительства и управления.
Особенностью государства Ахмад-шаха и его преемников было его завоевательный характер. Еще при жизни основателя афганского государства афганские ханы захватили Северо-Западную Индию. Белуджистан, Хорасан, Сиистан, временно захватили Балх, дошли до Мерва и Бадахшана. По определению известного востоковеда И.М. Рейснера «афганские завоевания были выражением и следствием развития феодализма в афганском обществе, попыткой ханов смягчить остроту классовых противоречий, использовать военную силу в целях захвата и ограбления соседних стран». 1
Уже в начале 50-х годов ХVIII века войска афганского шаха покорили многочисленные ханства на севере, по левому берегу Амударьи, которые после падения государства Надир-шаха стали независимыми владениями. По определению С.Н.Южакова «…владение эти следующие: Бадахшан, Кундуз, Эндераб, Хульм, Мазари-Шариф, Балх, Бамиян, Акче, Сара-пуль, Андкой, Меймене и Шибирган».2 После удачного похода 1752 года Балх стал резиденцией афганского наместника.
Власть афганцев на завоеванных новых областях была непрочной. Ахмед-шаху пришлось многократно посылать войска и размешать в Балхе военный гарнизон. Несмотря на его попытки и многочисленные походы преемников Ахмед-шаха, афганцам не удалось окончательно покорить эти ханства. Что касается Бадахшана, можно утверждать, что власть афганских эмиров была здесь также непрочной и кратковременной. Как отмечал Г.А. Арандаренко только «с 1869 года Бадахшан лишился своей независимости, окончательно попал под власть Афганистана». 3
Северные области по левому берегу Пянджа – Амударьи - Бадахшан, Кундуз, Южный Туркестан, превратившейся в «Афганский Туркестан» были покорены во времена правления эмира Абдурахман-хана,  в результате жестокой и беспощадной войны, подавления сопротивления и многочисленных выступлений населения этих районов.
Суровое наказание ожидало всех тех, кто выступал против установления власти афганского эмира. В назидание населению, афганцы наказывали знатных людей и купцов покоряемых районов. Так, при покорении Бадахшана, солдаты эмира схватили 50 купцов, которые были обвинены в организации нападений на военные конвои и гарнизоны. По распоряжению самого эмира Абдурахман-хана весь товар купцов был отнят, седла и лошади были отданы кавалеристам и артиллерии. Как признавал сам Абдурахман-хан, несмотря на предлагаемый большой выкуп за каждого, «я приказал все-таки расстрелять их из пушек, так как они совершили много преступлений против моего безобидного народа. Это наказание было приведено в исполнение».4
Покорению северных ханств со стороны афганских завоевателей способствовали два обстоятельства. Первое; отрезанные от своей исторической и этнической базы, лишенные поддержки родственной Бухары, прижатые тылом к Амударье, эти небольшие ханства стали легкой добычей афганцев. Второе; после второй неудачной попытки покорения Афганистана (1878—1880 гг.) и на фоне стремительного продвижения России в Средней Азии, Англия встала на путь оказания материальной поддержки  и вооружения афганского эмира в борьбе за овладение северными областями. Как отмечал П. Алексеенков «современный Афганский Туркестан не без активной помощи Англии был отторгнуть от Бухары, и превращен в афганскую провинцию».1  Поэтому ни о каком добровольном стремлении и желании вхождения этих ханств в состав афганского государства не может быть речи.
Завоевательные походы и войны, многократное покорение территорий, населенных таджиками, узбеками, туркменами и другими неафганскими народами продолжались вплоть до конца Х1Х века, несмотря на возвышение и падение Дурранийской державы, династическую борьбу за власть между различными пуштунскими племенами и кланами. Как отмечает казахстанский ученый С. М. Акимбеков, «из государства пуштунского племени абдали постепенно сформировалось пуштунское государство, которое впоследствии, с ростом пуштунского этнического самосознания, стало претендовать на роль национального государства для всех пуштунов».2
Завершению образования централизованного государства эмира Абдурахман-хана способствовало также продолжавшее в течение Х1Х века соперничество между Великобританией и Россией за установление, укрепление и разделение сфер влияния в этом регионе. Стремление Британской империи обеспечить безопасность своего владычества в Индии было  причиной активных внешнеполитических действий этой державы в переговорах, проходивших в 1871—1885 годах с Россией, по определению северных границ афганского государства.
В результате переговоров стороны пришли к убеждению, что «для сохранения между ними добрых отношений, было бы желательно предупредить непосредственное соприкосновение их владений в Средней Азии и … установление  между владениями нейтральной территории, неприкосновенность которой была бы одинаково обязательно для обоих держав».3  Это предложение Великобритании получило согласие российской стороны. Россия выразила готовность признать нейтральной территорией Афганистан и взяла на себя обязательство воздерживаться от вмешательства в дела этой страны. Следует отметить, что Россия в Средней Азии преследовала ту же цель, которую Великобритания преследовала по отношению к пограничным с Индией племенам Афганистана и Белуджистана.
Определяя сущность политики Англии по отношении Афганистана, И. М. Рейснер писал: «Афганистан должен был стать достаточно спаянным государственным образованием, чтобы Россия не смогла оторвать по кусочку северные его провинции, остаться отсталым и экономическим разобщенным, иначе…Афганистан стал бы…«угрозой» Индии, особенно в случае его объединения с так называемыми независимыми племенами».1
Великобритания была заинтересована в сохранении Афганистана как буферного государства в условиях отсталости, отсутствия дорог и коммуникаций, сохранении родоплеменных отношений, экономики феодального типа с тем, чтобы надежно прикрыть Индию от вероятного наступления России.
Английское правительство в целях предотвращения вероятного продвижения России и обеспечения безопасности своих владений приложило максимум усилий для скорейшего определения северных границ Афганистана. Что касается положения внутри страны, английские власти долго колебались в выборе будущего правителя Афганистана и в начале намеревались разделить страну на небольшие вассальные княжества. Об этом свидетельствует письмо, полученное 14 июня 1880 года Абдурахман-ханом от политического агента Л. Гриффина: «Относительно границ вся область Кандагара, имеет быть поручена отдельному правителю. За этими исключениями правительство готово предоставить Вам, основать полную и прочную власть во всем Афганистане, включая и Герат, какой пользовались прежние эмиры из Вашей семьи».2  При этом в письме отмечалось, что английское правительство не гарантирует Абдурахман-хану владение Гератом, но и не расположено препятствовать мерам, предпринимаемых эмиром для подчинения этой области.
Таким образом, английские колонизаторы, потерпев поражение во второй англо-афганской войне, потеряли надежду полного подчинения страны или отторжения ее части. Поэтому установление контроля над внешней политикой Афганистана и овладение восточных областей страны, населенных пуштунскими племенами, английское правительство рассматривало как огромный успех.
Несмотря на свое поражение, английское правительство умело использовало существовавшую вражду, соперничество и амбиции представителей королевского рода для расчленения Афганистана. Эмир Абдурахман-хан, который в результате поддержки непуштунского населения северных и центральных областей создал огромную 100 тысячную армию, был признан английскими властями законной главой Афганистана и, таким образом, стал обладателем афганского трона, не был признан со стороны племени дуррани и сардара М Аюбхана.
После утверждения своей власти Абдурахман-хану удалось в  1881 году подчинить себе Кандагар и Герат. Таким образом, власть эмира утвердилась прочно в тех границах, которая существовала при эмире Шер Али-хане. В 90-ые годы Х1Х века эмиру Абдурахман-хану удалось покорить Хазареджат и Кафиристан. В течение последнего десятилетия Х1Х века эмир Абдурахман-хан, опираясь на иностранную помощь, завершил подчинение страны и создал централизованное государство. В результате Афганистан по определению И. М. Рейснера принял «облик многонационального лоскутного государства».1
Вопросы определения восточных границ афганского государства были предметом долгих переговоров представителей английских властей с эмиром Абдурахман-ханом. Под угрозой новой войны в ноябре 1893 года Афганистану был навязан договор, по которому Абдурахман-хан признал власть английских властей над большей частью территорий, населенных пуштунскими племенами. За пределами афганского государства остались многочисленные восточно-пуштунские племена.
 Таким образом, еще в конце Х1Х века английские власти отделили свою колонию - Британскую  Индию от Афганистана созданием буферной зоны, так называемой «линией Дюранда», которая фактически разделила полосу заселенную пуштунскими племенами на равные части. Афганские власти после приобретения независимости в 1919 году безуспешно пытались пересмотра «линии Дюранда». После образования государства Пакистан в 1947 году  эта линия стала  линией государственной границы между Афганистаном и Пакистаном. Отошедшая Пакистану часть территории пуштунских племен в настоящее время составляет Северо-западную пограничную провинцию Пакистана, где проживает примерно 13—14 миллионов пуштунов, намного больше, чем в самом Афганистане. Афганистан никогда не признавал «линию Дюранда» как свою государственную границу. Более того, начиная с 50-х годов прошлого века, курс на поддержку зарубежных пуштунов утвердился в качестве важнейшей задачи внешней политики Афганистана. «Проблема Пуштунистана» стала самой сложной и противоречивой проблемой в отношениях между Афганистаном и Пакистаном. Дело доходило даже до вооруженных столкновений на границе двух государств.
К концу Х1Х века, как уже отмечалось выше, завершился процесс образования централизованного афганского государства в тех границах, которые составляют нынешнюю территорию Афганистана. Население страны по национальному составу было неоднородным. Многочисленные племена и народы, населяющие Афганистан говорили на различных языках и находились на различных стадиях социально-экономического развития.
На рубеже Х1Х—ХХ вв. численность населения Афганистана по определению русских исследователями (Н. А. Аристова и А.Е. Снесарева) составляла в пределах 4—7 млн. человек, по определению зарубежных ученых, например английского ученого Фишера население страны не превышало 6 млн. человек.2
Узбекский ученый М. А. Бабаходжаев, занимавшийся исследованием этого вопроса, пришел к выводу о том, что «…в составе централизованного государства, которое сложилось в конце Х1Х века, преобладающая часть населения, несмотря на то, что в рассматриваемый период происходил довольно интенсивный процесс эмиграции неафганских племен и народностей из Афганистана в соседние страны, составляли неафганские народы».1
Еще в период правления эмира Абдурахман-хана начался процесс массового переселения афганских племен на западные, северные и северо-восточные районы Афганистана. В этих областях издревле проживали таджики, узбеки, туркмены, хазарейцы и многочисленные народности тюркского происхождения. Одновременно с переселением пуштунов в эти районы, происходил процесс переселения коренных народов в глубь Афганистана в целях предотвращения их недовольства и вооруженных выступлений. Эта политика получила поддержку последующих правителей Афганистана и продолжалась вплоть до падения монархического строя в Афганистане в 1973 году.
Афганистан является многонациональным государством. Причиной «пестрого состава» населения является то что, Афганистан расположен в центре Азии и этот регион издревле населяли многочисленные народы. С другой стороны территория Афганистана на протяжении многих веков была ареной переселения народов и вторжения бесчисленных завоевателей. На эту особенность обращал внимание Карл Риттер в своей работе «Иран»: «Стечение иноземцев и раздробление туземцев на племена, орды и хейлы сделало то, что до наших дней Афганистан представляет толчею народов, и население его с величайшей мягкостью высылает из среды своей колонии и подвергается всякого рода изменениям и переворотам…»2
Почва для возникновения впоследствии проблем в  взаимоотношениях между основными народностями Афганистана появилась после образования афганского государства, когда в результате усиления соперничества между Великобританией и Россией, определение границ Афганистана, в состав этого государства были насильно включены «разделенные» народы (пуштуны, таджики, узбеки, туркмены, белуджи и др.). Основная масса этих народов проживала вне пределов Афганистана, которые вошли впоследствии в состав соседних государств - Пакистана, Ирана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана.
Особенность многонационального характера страны ставят под сомнение в первую очередь отдельные ученые в самом Афганистане, которые в своих работах, посвященных истории Афганистана акцентируют главное внимание на исключительную роль пуштунов в становлении афганской государственности и выдающихся способностей этого народа. Так, например, еще в конце 30-х годов прошлого столетия, профессор Кабульского Университета Наджибулла в предисловии к своей работе «Ариана или Афганистан. Краткая история Афганистана» доказывал, что все нации и народы Афганистана являются «афганцами» и составляют «единую афганскую нацию». Автор считал все существующие в древние и средние века государства, до образования афганского государства в 1747 году, «афганскими государствами», всю материальную и духовную культуру, созданную совместным трудом всех народов, населяющих страну, объявлял исторической заслугой афганцев.1
Другие афганские ученые исконными жителями Афганистана считают только пуштунов. Все другие непуштунские народы объявляются «пришедшими». Одни ученые считают таджиков «частью пуштунских племен». По мнению других ученых таджики, узбеки, туркмены и другие этнические группы, населяющие северные провинции Афганистана переселились в Афганистан в новое время, особенно, после захвата Средней Азии со стороны России и в новейшее время, после гражданской войны, в 20-е годы ХХ века. К большому сожалению, такая точка зрения, также была распространена среди ученых Средней Азии, в том числе среди таджикских ученых.
Попытки искажения исторической действительности предпринимаются и сегодня. Примером может служить работа некоего Самсури Афган «Второй Сакао», выпушенная на пашту Центром афганской культуры в Германии, переведенная на дари  и изданная в Кабуле. Автор работы рассматривает всю историю Афганистана в ХХ веке с позиций великопуштунского шовинизма и игнорирует существование  неафганских народов. Не вдаваясь подробно в содержании книги, лишь отметим, что в приложении к своей работе С. Афган «определяет» задачи по сохранению национального единства  и территориальной целостности Афганистана. Автор наряду с поддержкой традиционных требований пуштунских националистов о признании всех подданных страны  «афганцами» и придании статуса государственного языка только пашту, выступает сторонником принятия жестких, а по сути авантюристических мер. В целях обеспечения безопасности северных районов, автор предлагает создать «пояс безопасности» из числа пуштунских племен южных, юго-восточных и восточных провинций, вдоль приграничных районов с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном, а также вокруг важнейших городов и коммуникационных объектов.2
В работе также отмечается, что «Панджшерская долина в результате происков внешних врагов часто использовалась против  остального населения Афганистана»,3  и поэтому в целях противодействия этим проискам, автор предлагает полностью выселить местное население долины—таджиков и заселить ее пуштунскими племенами. Необходимо отметить, что сторонниками решения национального вопроса и сохранения национального единства путем принятия таких кардинальных мер являются не только представители пуштунской  диаспоры за рубежом, такая позиция поддерживается определенными кругами внутри самого Афганистана, в первую очередь в официальных кругах.
Попытки прямой фальсификации и искажения исторической действительности, приписать афганцам все достижения материальной и духовной культуры прошлого, не подтверждаются ни одним фактом. Вопрос о расселении племен и народов на территории Афганистана в средние века и в новое время можно ясно последить и по историческим хроникам и по свидетельствам современников.
Один из первых российских ученых, исследовавший историю народов Афганистана, В.В. Григорьев в своих дополнениях к «Географии» Риттера о составе коренного населения Афганистана в начале Х1Х века писал, что оно
«… состоит из двух главных слоев: 1) из господствующего народа, который занял ее в историческое, даже относительно недавнее время: это афганцы; и 2) из народов живших в стране до занятия ее афганцами, и большей частью покоренных последними: это таджики, свати, гиндки, сияпуши и т.д.».1 Далее В.В. Григорьев в разделе «Пришельцы старых и новых времен» выделяет «третий отдел» народонаселения, состоящий из остатков полчищ, которые пришли в эту страну с разными завоевателями: арабы, кызылбаши, индийцы, армяне, евреи, хазарейцы, джагатайские тюрки и другие.2
Известный востоковед И. М. Рейснер, после изучения многочисленных источников, исторических хроник, трудов английских и европейских путешественников, посетивших Афганистан в первой половине Х1Х века, а также трудов российских востоковедов, в своей работе «Развитие феодализма и образование государства у афганцев» доказал лживость утверждения некоторых афганских историков об исключительной роли пуштунов в истории Афганистана. Он писал, что в Х1 в., да и позже, оседлое население, занимавшее территории, ныне находящиеся в пределах Афганистана, состояло главным образом из таджиков в области между Гиндукушем и Сулеймановыми горами и различными индийскими народностями между Сулеймановыми горами и среднем течением реки Инда. Что касается афганцев, то они первоначально локализовались в области Сулеймановых гор, представляли собой кочевые и полукочевые племена и находились на значительно более низком уровне социально-экономического развития.3  Еще раньше И.М. Рейснер отмечал: «Афганцы не могли быть носителями «высшей культуры» в древности и в средние века, потому, что они значительно позже других совершили переход от общинно-родового строя к классовому обществу и феодализму. Классовое общество возникло очевидно в ХVI—ХVII веках, государственность в первой половине ХVIII века. Афганцы позже других сложившиеся в народность, неизбежно подвергались культурному воздействию других народов Индии, Средней Азии и Ирана, равно как и воздействию таджиков и узбеков».1
Афганскому государству удалось преодолеть династическую борьбу между различными кланами пуштунских племен в первой половине Х1Х века и сохранить свою государственность, не только благодаря усилиям афганских правителей и афганцев в целом, но в первую очередь центростремительным усилиям таджиков. По мнению Х. Назарова, именно благодаря этому фактору произошло преодоление феодальной раздробленности и образовалось централизованное афганское государство и страна сумела защититься от расчленения и сохранить свою территориальную целостность.2
В течение долгого времени тезис об этническом большинстве пуштунов в Афганистане использовался для оправдания их политического господства над другими народами страны. В действительности такие утверждения были безосновательными в силу того, что в прошлом не было возможности определения численности населения и её этнического состава. Дело в том, что в Афганистане никогда не проводилась перепись населения, охватывающая все его слои и состав. Поэтому использованные статические данные для определения численности населения и его этнического состава не отражают реальную картину и имеют оценочный характер.
Проведение всеобщей переписи населения под контролем наблюдателей международных организаций имеет значение не только  для дальнейшего развития экономики Афганистана, но и политическое значение. Без проведения  такой переписи трудно представить объективную картину численности населения и его этнического состава.
Афганистан родина не только самых афганцев (пуштунов), но и всех наций и этнических групп, населяющих эту страну. Все эти этнические группы населяли Афганистан в течение многих столетий, задолго до образования собственно афганского государства в середине ХVIII века. Другими словами, многонациональность является не результатом развития этой страны за последние один или два столетия, а исторической особенностью Афганистана. Об этом свидетельствуют многочисленные памятники исторической письменности, сведения китайских и арабских путешественников, первых европейцев, посетивших Центральную Азию в средние века и в новое время.
Источник: easttime.ru

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://easttime.ru/analitic/2/13/478.html
Вернуться Средний Восток Афганистан Исторические особенности становления афганской государственности Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Узбекистан: кризис власти неизбежен
Запад и "андижанское дело"
Состав афганского парламента
Талибан переходит в наступление
СМИ Узбекистана «не заметили» очередную киргизскую «революцию»

 
АФГАНИСТАН АНАЛИТИКА

01.11.2011
Возможные сценарии для Северного Афганистана и безопасность Центральной Азии
Осенью этого года исполнится 10 лет с момента начала операции США и НАТО в Афганистане. За этот период в стране, несомненно, достигнуто многое в плане восстановления государственности и централизации власти, но в главном вопросе обеспечения мира и стабильности, и минимизации угроз для соседей по региону нет особых достижений.

18.10.2011
Влияние «линии Дюранда» на ситуацию в Афганистане. Часть вторая
В 1921 г. в Кабуле начались новые переговоры между двумя странами. Возможности пересмотра мирного договора Равалпинди предусматривала статья 4 этого договора. Делегация Великобритании во главе с Генри Доббсом (Sir Henri R.C. Dobbs) и Махмуд Тарзи

13.10.2011
Влияние «линии Дюранда» на ситуацию в Афганистане. Часть первая
Проблема «линии Дюранда» весьма сложная и вместе с тем чувствительная тема. Но, с другой стороны, если не обсуждать ее и не пытаться найти пути ее решения, еще долго она будет оказывать негативное влияние на афгано-пакистанские отношения и, в целом, на ситуацию в Афганистане.


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100