ВОДА НЕ ПРОСТО РЕСУРС …
Вода не просто ресурс …

По оценкам экологов и ученых, на сегодняшний день на Земле из всех имеющихся водных ресурсов пригодно для употребления в качестве питьевой воды не более 2,5%, которые к тому же распределены крайне неравномерно.

АФГАНИСТАН - ЗАПАДНЯ ДЛЯ БАРАКА?
Афганистан - западня для Барака?

Избрание Барака Обамы в качестве президента США многие, как в самих США, так и за его пределами связывали с надеждами на качественное изменение внешнеполитического курса Вашингтона.

К 2020 ГОДУ КИТАЙ СТАНЕТ САМЫМ МОГУЩЕСТВЕННЫМ ГОСУДАРСТВОМ МИРА
К 2020 году Китай станет самым могущественным государством мира

Смена мировых лидеров - явление нередкое даже в новейшей истории. В XIX столетии бесспорной "владычицей морей" была Британия. В ХХ веке роль первой скрипки в глобальном оркестре перешла к Соединенным Штатам Америки.

Центральная Азия Средний Восток Дальний Восток
Блог ЧИТАЙ И ПИШИ
СПРАВОЧНИК
География Китая
Государственный и Политический строй Китая
Экономика Китая
Общество и Культура Китая
История Китая
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

Перейти на новую версию сайта

АНАЛИТИКА КИТАЙ
СРЕДНИЙ ВОСТОК

Погранично-территориальные проблемы в китайско-центральноазиатских отношениях
17.02.2009
Автор: В.Парамонов, О.Столповский
Погранично-территориальные проблемы в китайско-центральноазиатских отношениях

Распад Советского Союза и появление в Центральной Азии (ЦА) новых независимых государств создали совершенно новую геополитическую ситуацию в регионе, которая с настороженностью была воспринята в Китайской Народной Республике (КНР), имеющей с ЦА достаточно протяженную общую границу. Нерешенность погранично-территориальных проблем с бывшим СССР, в частности по прохождению государственной границы и принадлежности спорных приграничных территорий, «автоматически» накладывалась на процесс развития взаимоотношений Китая с новыми центральноазиатскими странами. Это, в свою очередь, несло в себе потенциальную угрозу интересам национальной безопасности как КНР, так и постсоветских республик.
Решение спорных погранично-территориальных проблем было поставлено Пекином во главу угла зарождающегося в начале 90-х годов сотрудничества между Китаем и странами ЦА. При этом руководство КНР исходило из того, что пограничная политика является действенным инструментом как защиты национальной безопасности страны, так и активного воздействия на сопредельные государства в целях реализации тех или иных интересов Китая в регионе.

К истории вопроса

Контуры границы общей протяженностью почти в 7200 км Китая с Российской Империей, а затем СССР в основном были определены к концу XIX века. Однако китайские власти неоднократно выражали несогласие с линией прохождения границы и предъявляли территориальные претензии сначала к царской России, затем – Советскому Союзу. Спорными считались участки как на Дальнем Востоке и в Забайкалье, так и Центральной Азии.
По оценке ряда российских экспертов, в Китае издавна существовала концепция, согласно которой земли, некогда входившие в состав китайского государства или находившиеся в любой степени зависимости от него, считались частью его территории. Если в процессе исторического развития данные земли приобретали самостоятельность или входили в состав других государств, они рассматривались как «утраченные» территории. Согласно этих же оценок, в Пекине полагали, что царская Россия в свое время по «неравноправным» договорам «отторгла» значительные китайские земли (несколько миллионов кв. км), и Советский Союз еще присвоил себе ряд земель общей площадью около 33 тысяч кв. км.
В 1963 году в связи с напряженностью на китайско-советской границе правительство СССР выступило с инициативой проведения двусторонних консультаций об уточнении пограничной линии на отдельных участках. Консультации начались в феврале 1964 году, но шли крайне сложно. Советский Союз категорически не хотел признавать само существование погранично-территориальных проблем, а предлагал обсуждать лишь техническую сторону – согласование линии границы на тех участках, в отношении которых мнения сторон расходились.
В 1969 году ситуация на советско-китайской границе резко обострилась. После кровопролитного пограничного инцидента весной 1969 года у острова Даманский на реке Уссури (Приморский край), Китай также попытался силовым путем захватить ряд участков территорий и на границе с современным Казахстаном. Бои в районе Жаланашколь (бывшая Семипалатинская область КазССР) были самыми крупными по размаху столкновениями в истории китайско-советских пограничных конфликтов. Вооруженные инциденты на западном участке советско-китайской границы произошли весной-летом 1969 года. И если в апреле-мае 1969 года инциденты на границе заканчивались лишь перестрелкой между пограничниками, то 13 августа 1969 года крупное соединение регулярной китайской армии вторглось на советскую территорию недалеко от пограничного поселка Жаланашколь. В отражении вооруженного вторжения участвовали не только пограничники, но и армейские подразделения ВС СССР. Исход боестолкновений в районе Жаланашколь решило массированное использование советской стороной реактивной артиллерии.
После указанных событий советское и китайское руководство решили активизировать диалог по урегулированию имеющихся погранично-территориальных споров. При этом Советский Союз в 70-х годах стал проявлять большую чем Китай гибкость в отношении погранично-территориальных проблем. Однако переговорный процесс между СССР и КНР шел достаточно сложно, поскольку проходил на фоне «культурной революции» в Китае, отмеченной высоким накалом антисоветизма. Помимо этого, в конце 70-х годов наблюдалось сближение КНР с США и восстановление китайско-американских отношений, антисоветская направленность которых привела к тому, что переговоры между Москвой и Пекином были в очередной раз заморожены. В 1979 году Китай отказался от продления советско-китайского договора, заключенного 30 годами раньше, стал более настойчив в вопросах спорных участков. Кроме того, КНР выдвинула СССР требования сократить численность войск вдоль советско-китайской границы до уровня 1964 года.
Лишь в середине 80-х годов политические перемены, происходившие в Советском Союзе и Китае, привели сначала к смягчению позиций Москвы и Пекина, а затем и достижению соглашения по участку границы на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Однако принятие окончательного решения по западному (центральноазиатскому) участку советско-китайской границы, на который приходилось около 3200 км, было прервано событиями 1991 года в Советском Союзе, а затем распадом СССР.

Решение погранично-территориальных проблем между Китаем
и странами Центральной Азии в постсоветской период

Наличие неделимитированных участков границы, спорных территорий и отсутствие соответствующей договорно-правовой базы между Китаем и новыми постсоветскими государствами, вызывали у Пекина в начале 90-х годов обоснованное беспокойство данной ситуаций. Помимо того, что это могло привести к возникновению пограничных конфликтов, складывающаяся ситуация существенно препятствовала формированию основ добрососедских двусторонних отношений. Но одновременно у КНР присутствовало и желание воспользоваться благоприятной обстановкой, возникшей после распада СССР, для достижения максимальной выгоды для себя при решении погранично-территориальных споров. Практически сразу после распада СССР Китай одним из первых объявил о признании новых государств ЦА и установил с ними в начале 1992 года дипломатические отношения. При этом Пекин взял курс на скорейшее решение с ними проблемных вопросов.
В первую очередь Китай незамедлительно выступил с инициативой возобновления переговоров по погранично-территориальным проблемам, начатых еще в период существования Советского Союза. Для китайского руководства было очевидным, что фундаментальные основы безопасности, целостности и неприкосновенности территории КНР будут обеспечены только тогда, когда будут окончательно определены, четко обозначены и договорно закреплены государственные границы Китая с Россией и с каждой из стран Центральной Азии.
Уже в первой половине 1992 года Китай инициирует двусторонние консультации с Казахстаном и Кыргызстаном (Таджикистан в силу начавшегося внутреннего вооруженного противостояния практически выпадает из переговорного процесса) по линии прохождения границы и спорным территориям. Параллельно Пекин согласился с предложением Москвы о ведении переговоров по пограничной тематике в многостороннем формате. В сентябре 1992 года в г.Минске (Белоруссия) была сформирована рабочая группа в составе объединенной делегации России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и делегации Китая (так называемая «формула 4 + 1»).
Для всех новых независимых государств Центральной Азии, которые на основе правопреемственности должны были вести с Китаем переговоры по установлению границы, но не имели нужных для этого архивов, правовых, методических, исторических и других документов, такой формат был принципиально важным условием. Формат «совместной делегации» позволил Кыргызстану, Казахстану и Таджикистану получить от российского МИДа необходимые документы, соответствующие протоколы советско-китайских переговоров, в целом политическую поддержку России. В ходе дальнейших консультаций были подтверждены ранее достигнутые договоренности между СССР и КНР по вопросу границы. В последующем Китай зафиксировал с каждой из стран это положение в двусторонних соглашениях.

Казахстан
Первым из государств ЦА, с которым Пекину удалось в целом урегулировать погранично-территориальные проблемы, был Казахстан, имеющий с Китаем наиболее протяженную  границу – около 1740 км.
26 апреля 1994 года между КНР и Казахстаном был заключен договор «О казахстано-китайской государственной границе», который определил линию прохождения границы на всем ее протяжении, за исключением двух участков – в районе реки Сары-Чельды (бывшая Алматинская область) и перевалов Чаган-Обо и Баймурза (бывшая Семипалатинская область). Спор шел о 944 кв. км. казахстанской территории. Лишь в сентябре 1997 года было подписано дополнительное соглашение о границе, а 10 марта 1999 года парламент Казахстана его ратифицировал. Тем самым был завершен процесс делимитации. В соответствии с соглашением, 407 кв.км. спорной территории отошли Китаю, а 537 кв.км. – остались у Казахстана.
Примечательно, что при этом Казахстан удовлетворил просьбу Пекина и пошел на ликвидацию инженерно-фортификационных сооружений на границе, возведенных еще при СССР в качестве единой оборонительной системы против «возможной агрессии» со стороны Китая. Следует отметить, что Казахстану в наследство от СССР досталась разветвленная и хорошо оборудованная система инженерно-фортификационных сооружений в приграничной с Китаем зоне. Особенно мощным считался Хоргосский укрепрайон, прикрывавший стратегическое – Алма-Атинское направление, где была создана разветвленная система долговременных огневых точек в окружении мощных минных полей, а также размещались два полка, в том числе один – огнеметных танков.

Кыргызстан
Двусторонние консультации между Пекином и Бишкеком по пограничным вопросам начались в 1992 году. До 1996 года Китаю и Кыргызстану частично удалось согласовать линию границы протяженностью более 1000 км. Наиболее сложными в ходе переговоров оказалось обсуждение спорных участков в районе перевала Бедель (водозбор реки Узенгю-Кууш) и пика Хан-Тенгри. 4 июля 1996 года Кыргызстан и Китай подписали соглашение «О кыргызско-китайской государственной границе», а 17 марта 1998 года парламент Кыргызстана его ратифицировал. Спорные участки вошли в соглашение с особым статусом, по которому Пекин и Бишкек договорились продолжить переговоры.
Дополнительное соглашение «О кыргызско-китайской государственной границе» было подписано руководством двух стран 26 августа 1999 года в г.Бишкеке. На основании данного соглашения, касающегося отдельных участков границы, было достигнуто следующее: от спорного Бедельского участка площадью 2840 кв.км. Китаю отошло около 900 кв.км.; от участка, прилегающего к пику Хан-Тегри – 161 кв.км. из 450 кв.км.; участок Боз-Амир-Ходжент площадью 20 гектаров отдан полностью. Таким образом, Кыргызстан хоть и не значительно, но уступил ряд территорий Китаю.
Однако, территориальные уступки Китаю были использованы оппозиционными политическими силами Кыргызстана против президента А.Акаева. В 2002 году недовольство вылилось в массовые акции протеста оппозиции, сопровождавшиеся насильственными действиями как с их стороны, так и со стороны властей. После смены власти в марте 2005 года новое руководство не раз высказывало желание пересмотреть подписанное экс-президентом страны А.Акаевым территориальное соглашение с Китаем. В Пекине к подобной перспективе относились с большой долей осторожности, говоря о том, что достигнутые ранее на государственном уровне договоренности не могут быть пересмотрены в случае смены руководства страны. Кроме того, Китай был готов пересмотреть условия действующих между двумя странами договоренностей в экономической и социальной сферах, в случае если бы Бишкек предпринял какие-либо недружественные по отношению к Пекину действия.
Поэтому, в ходе своего первого государственного визита в Китай 9-10 июня 2006 года новый президент Кыргызстана К.Бакиев и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали совместную декларацию, в которой говорилось, что все пограничные споры между Кыргызстаном и Китаем решены окончательно и никакого пересмотра ранее подписанных документов в этой области не будет.

Таджикистан
Наиболее длительным по времени для Пекина оказалось решение погранично-территориальных проблем с Таджикистаном, где Китай претендовал на значительную часть Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО). Из-за гражданской войны в Таджикистане Пекин долго не мог окончательно урегулировать с Душанбе вопрос о прохождении общей границы протяженностью 519 км.
Лишь в 1999 году между двумя странами было подписано соглашение «О таджикско-китайской государственной границе», согласно которому Таджикистан сохранял полную юрисдикцию над спорным участком в районе перевала Карзак, но уступал Китаю около 200 кв.км. другого участка близ реки Маркансу. В мае 2002 было подписано дополнительное соглашение «О демаркации границы и урегулировании территориальных споров», согласно которому Таджикистан согласился передать Китаю 1 тысячу кв.км. спорных территорий в ГБАО. А уже в мае 2004 года, в соответствии с подписанным правительствами Китая и Таджикистана соглашением, открылся первый контрольно-пропускной пункт на китайско-таджикистанской границе - КПП «Карасу».

Снижение уровня военного присутствия в приграничной зоне

В результате возникших в начале 60-х годов советско-китайских идеологических противоречий, и последовавшего затем резкого обострения двусторонних отношений, Китай стал рассматриваться как один из «вероятных противников» Советского Союза. Поэтому с конца 60-х годов вдоль всего периметра советско-китайской границы были сосредоточены крупные войсковые группировки ВС СССР. В центральноазиатской части Советского Союза, на территории Казахской, Киргизской и частично Таджикской ССР, которые граничили с СУАР КНР, дислоцировались войска Среднеазиатского военного округа (САВО).
Среднеазиатский военный округ, как самостоятельное оперативно-стратегическое объединение, был выделен из состава Туркестанского военного округа в 1969 году после вооруженных столкновений на границе в районе Жаланашколь (Казахстан). К моменту распада СССР на территории Казахстана и Кыргызстана на «китайском направлении» располагалась группировка советских войск в составе: штабов 40-й Армии (выведена из Афганистана в 1989 году) и 1-го Армейского корпуса, 8-й и 68-й мотострелковых дивизий, 78-й танковой дивизии, 37-й воздушно-десантной бригады, 44-й ракетной бригады, 645-го артиллерийского полка, 962-го реактивно-артиллерийского полка; трех крупных баз хранения техники – 5202, 5203 и 5204 (каждая под одну дивизию в случае мобилизации: танковую и две мотострелковых); корпуса ПВО; корпуса ВВС. САВО превосходил по боевому потенциалу войска Ланьчжоуского и Синьцзянского военных округов НОАК, дислоцирующихся в СУАР.
В условиях распада Советского Союза и нерешенности в первой половине 90-х годов погранично-территориальных споров, достаточно высокий уровень концентрации военной силы на сопредельной с СУАР территории не могло не вызывать беспокойства Пекина.
Вопрос снижения уровня военного присутствия в приграничных районах решался параллельно с погранично-территориальными проблемами в рамках рабочей группы формата «4+1». Начиная с 1993 года, указанная группа стала работать на постоянной основе. Уже к 1996 году были созданы условия для подписания в г.Шанхае главами 5 государств (Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Россия) соглашения «Об укреплении доверия в военной области и в районе границы», первая статья которого, в частности, предусматривала, что «вооруженные силы сторон, дислоцированные в районе границы, не будет использоваться для нападения на другую сторону, вести какую-либо военную деятельность, угрожающую другой стороне и нарушающую спокойствие и стабильность в районе границы».
Затем Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан уже в рамках так называемой «Шанхайской пятерки» договорились об ограничениях, налагаемых на любые военные маневры в приграничных районах, и о необходимости информировать друг друга о действиях войск в пределах 100 км от границы.
В апреле 1997 года в г.Москве также в формате «4+1» был подписан второй важный для Китая документ – соглашение «О взаимном сокращении вооруженных сил в пограничных районах», в соответствии с которым вводились предельные количественные уровни для сухопутных войск и авиации в 100 километровой демилитаризованной зоне. Причем ограничения были установлены таким образом, что 130 тысячной группировке вооруженных сил КНР, дислоцирующейся в СУАР, могла «противостоять» аналогичная по численности, но только объединенная группировка войск России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.
Достигнутые в г.Шанхае и г.Москве договоренности в целом позитивно стимулировали процесс урегулирования пограничных вопросов между Китаем и граничащими с ним государствами.

* * *
Таким образом, в первой половине 90-х годов, сосредоточив усилия на дипломатическом разрешении погранично-территориальных проблем, Китай заложил основы архитектуры своих отношений с государствами Центральной Азии. При этом, осторожный подход, умение сочетать элементы восточного этикета с выдвижением жестких условий при решении важных для себя вопросов, а также объективно непростая ситуация в самих странах ЦА, позволили Пекину добиться в целом достаточно выгодного для себя решения комплекса погранично-территориальных проблем, в частности, в виде уступок Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном Китаю ряда участков спорных территорий.
На сегодняшний день «проблема границ» между КНР и государствами ЦА в принципе считается решенной. Однако, как представляется, вопрос о принадлежности спорных приграничных территорий и, соответственно, прохождения границы при определенных обстоятельствах может стать причиной межгосударственных противоречий и нести угрозу стабильности в регионе.
С одной стороны, наличие элементов неопределенности в развитии политической и социально-экономической ситуации в ряде республик Центральной Азии сохраняет некоторую возможность (пусть и не большую) актуализации вопроса о пересмотре ранее достигнутых договоренностей с Китаем, как это уже было, например, в Кыргызстане после смены политического руководства в 2005 году. С другой стороны, тенденция роста населения КНР и, в частности в СУАР, в сочетании с сохраняющейся в китайском обществе исторической памятью об «утраченных северных территориях», не позволяет сбрасывать со счетов вероятность предъявления в будущем (возможно даже и не далеком) новых территориальных претензий Китая к своим центральноазиатским соседям. Как отмечает известный эксперт из Казахстана К.Сыроежкин, не случайно, что в ряде современных китайских учебниках по истории в качестве территории Китая обозначено 510 тысяч кв.км. современного Казахстана.
С учетом этого и принимая во внимание современный характер развития ситуации внутри и вокруг Центральной Азии, представляется крайне важным дальнейшее повышение мер доверия между странами-членами ШОС, формирование более устойчивых механизмов безопасности, в том числе путем использования в этих целях экономических инструментов. Как представляется, в этом плане особого внимания заслуживают меры по формированию и развитию (1) инновационно-производственной кооперации России и стран Центральной Азии с Китаем, (2) региональной экономической интеграции между РФ и ЦА, а также (3) взаимовыгодной и долгосрочной схемы водно-энергетического взаимодействия. Отсутствие прорывов по этим трем стратегическим направлениям экономического сотрудничества, как представляется, будет значительно повышать шансы реализации неблагоприятных сценариев развития ситуации в регионе и вокруг него, в результате чего тезис об «окончательном решении проблемы границ» между КНР и ЦА может быть поставлен под большое сомнение.

Источник: easttime.ru

Перейти на новую версию сайта


Постоянный адрес статьи:
http://www.easttime.ru/analitic/2/8/575.html
Вернуться Средний Восток Китай Погранично-территориальные проблемы в китайско-центральноазиатских отношениях	Версия для печати

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ
Китай и Центральная Азия
Политика Китая в Центральной Азии
Китай в XXI веке начинает постепенно вовлекать в свои национальные проекты республики Центральной Азии
Урумчи планирует создать «четыре платформы», ориентированные на Центральную Азию
Торгово-экономическое присутствие Китая в Центральной Азии

 
КИТАЙ АНАЛИТИКА

11.10.2011
Китай как экспортер оружия.
В современных условиях экспорт военной продукции стал важным средством обеспечения национальных интересов, особенно в военно-эко-номической области.

02.09.2011
КНР как импортер оружия.
Сегодня на Западе много пишут не только об экономических успехах КНР, но и о ее растущей активности на рынке вооружений.

24.08.2011
Китайский дракон в центре Евразии и историческая миссия России
Как известно, История способна дать ответы на самые сложные вопросы, стоящие на повестке дня и Современности, и Будущего. Все это справедливо и в случае с историей китайского присутствия в центре Евразии: современной Центральной Азии и смежных пространствах.


ВЫ ПИСАЛИ
нет комментариев
ВАШИ КОММЕНТАРИИ
Представьтесь:
E-mail:
Мнение:
   
© 2005-2010, Институт стратегического анализа и прогноза (ИСАП)
Директор - Акылбек Салиев
Редакция: info@easttime.ru
Телефон: +7-996-312-43-94-17
об издании
Все права защищены © 2005-2011
Rambler's Top100