понедельник, 27 марта 2017

Активизация миграции из КНР в Кыргызстан

Версия для печатиОтправить другу
Бактыбек Асамудинов

В течение многих веков, вплоть до середины ХIХ века внешние миграции не играли существенной роли в изменении численности населения Китая, переселения китайцев за рубеж были незначительными. По оценкам различных ученых, в начале века общая численность китайцев за границей составляла от 6,38 млн (1,6 % населения Китая) до 8–9 млн человек (2% от численности населения).

В настоящее время китайцы проживают более чем в 70 странах мира, но размещение их по странам и континентам очень неравномерно. С начала 1990-х годов ХХ века ситуация начала быстро меняться – миграционный поток из КНР набирает силу, и на сегодня КНР выступает одним из основных поставщиков незаконных мигрантов в Кыргызстан. Общественная организация «Кыргыз чоролору» сообщает, что число прибывших в Кыргызстан законным и незаконным путем граждан КНР превысило 100 тысяч. По данным Госкомитета по миграции и занятости, в Кыргызстане незаконно находятся более 10 тысяч граждан Китая.

Интенсивные миграции китайцев в Кыргызстан начались с момента обретения республикой независимости, точнее, после того как получили развитие двусторонние кыргызско-китайские отношения. После установления дипломатических отношений между КР и КНР в январе 1992 года были подписаны двусторонние документы, конкретизировавшие развитие связей между двумя странами по различным направлениям, в том числе Соглашение о взаимных поездках граждан, предусматривающее безвизовый режим для владельцев всех видов паспортов, направляющихся в поездки по служебным делам. Это в значительной степени способствовало развитию торговых контактов, в первую очередь приграничной торговли и «шоп-туризма».

Сам по себе факт появления в стране столь значительной группы иностранных граждан, принадлежащих чужой культуре, является вызовом для ее безопасности. Неконтролируемый въезд большого числа китайских граждан на территорию Кыргызстана вызвал обострение криминогенной обстановки и отрицательно воспринимается различными слоями населения, порождая опасения «китаизации» Кыргызстана.

Вскоре, руководствуясь стремлением прекратить негативные проявления установленного безвизового порядка, кыргызской стороной было принято решение о необходимости ужесточения режима межстрановых поездок с КНР. В результате чего были подписаны новые кыргызско-китайские соглашения, предусматривавшие безвизовый режим взаимных поездок только для владельцев дипломатических и служебных паспортов. Такое своевременное решение, безусловно, способствовало некоторой нормализации обстановки на кыргызско-китайской границе, однако остановить поток нелегальных мигрантов из Китая уже было невозможно. Этому способствовали, прежде всего, естественные геополитическо-экономические условия двусторонних контактов. С дальнейшей же интенсификацией модернизационных процессов в КНР проблема нелегальной иммиграции для Кыргызстана продолжает актуализироваться.

Действительность демонстрирует тревожные тенденции: число китайских поселенцев в республике неуклонно растет, и главный повод для беспокойства – неуправляемая миграция, а также совершенствование нелегальных методов проникновения и способов оседания на территории республики.

Несмотря на естественные ограничители волн миграции из Китая, китайские мигранты, в том числе и главным образом, нелегальные, продолжают проникать и задерживаться на территории республики. Причем их число растет с каждым годом по мере повышения интенсивности торгово-экономических связей. Ужесточение пограничного режима, другие силовые методы не способны остановить этот процесс, поскольку для китайской миграции в Кыргызстане существуют серьезные и долговременные предпосылки.

В целом, фактически для всех китайских иммигрантов – как предпринимателей, так и не обладающих средствами для вложения инвестиций – характерно стремление найти пути закрепления на территории республики, заняться трудовой деятельностью или основать собственный бизнес на долговременной основе. В данном стремлении нет ярко выраженных угроз для безопасности страны, наоборот, на первый взгляд, это соответствует интересам развития кыргызстанской экономики. Однако риски для безопасности скрываются в специфике экономической деятельности китайских переселенцев, в методах их закрепления в принявшем их обществе, а также в том перспективном воздействии, которое они способны оказать на республику при сохранении основных тенденций и особенностей китайской миграции, а также при наличии стратегической нацеленности КНР на доминирование в центрально-азиатском регионе.

Что касается легальных переселенцев, то многие коммерсанты, а именно они составляют основную массу легальных мигрантов, приезжают в Кыргызстан на определенное время, зарабатывают деньги и уезжают обратно в Китай. Нередко они возвращаются вновь, но, как правило, представители данной категории мигрантов не пытаются остаться в Кыргызстане навсегда, за редким исключением. Поскольку они являются зажиточными людьми, на родине для них существуют более привычные и комфортные условия для жизни. Именно в КНР они владеют собственностью, стабильными средствами производства и видят определенные перспективы для себя. Таким образом, легальные мигранты из КНР, по большому счету, не составляют серьезной проблемы для Кыргызстана. Угрозы возникают в связи с нелегальной миграцией.

Отдельно следует затронуть трудовую деятельность китайских иммигрантов, которая также способствует проникновению на кыргызскую территорию всё большего числа этнических китайцев. Так, одним из инструментов демографической экспансии могут стать китайские рабочие, которые трудятся на крупных строительных объектах, расположенных в республике. По окончании проектов на территории Кыргызстана нередко задерживается множество китайских мигрантов-рабочих, докторов, поваров и т. п. Получая трудовые лицензии и привлекая иностранную рабочую силу, большинство китайских компаний также допускают существенные нарушения трудового законодательства Кыргызстана.

В настоящее время ежемесячно в столице регистрируется порядка десяти китайских фирм и компаний. Однако подавляющее их большинство на момент регистрации в Управлении юстиции или Налоговом комитете указывают фиктивные юридические адреса, контактные телефоны и адреса проживания учредителей. Значительное количество китайских фирм после регистрации в органах юстиции не встают на учет в районных налоговых комитетах, что необходимо сделать в 10-дневной срок, либо, встав на учет, не представляют финансовой и иной отчетности о своей деятельности.

Всё это стало возможным в связи с неотработанным механизмом осуществления регистрации и контроля над юридическими лицами в стране. Благоприятными условиями для бесконтрольного открытия и функционирования подобных фирм является разделение функций регистрации и контроля между несколькими государственными органами – Департаментом Министерства труда и социальной защиты населения КР, Управлением миграции и демографии, УМП ГУВД, Управлением юстиции, Налоговым комитетом г. Бишкека, Департаментом по несостоятельным должникам, Департаментом труда, занятости и социальной защиты населения, Комитетом по экономике при Аппарате мэрии г. Бишкека, среди которых отсутствует должное взаимодействие. Другим негативным для контролирующих государственных органов фактором служит несовершенство действующего национального законодательства страны.

В целом, в урегулировании вопросов, связанных с китайской иммиграцией в Кыргызстан, важную позитивную роль сегодня играет тот факт, что Китай и Кыргызстан связывают особые взаимоотношения, имеющие стратегический партнерский характер. Между нашими странами нет никаких острых социальных, экономических или политических противоречий, к тому же Пекин не раз заявлял, что он предлагает полноценное сотрудничество, а не доминирование. Вместе с тем со стороны Китая Кыргызстану были даны гарантии безопасности.

И хотя политическая активность китайских мигрантов пока не является актуальной угрозой для безопасности Кыргызстана, спецслужбами республики фиксируются факты незаконного использования миграционных каналов китайскими спецслужбами. Кроме того, возрастающая интенсивность китайской миграции, а также транзитного проезда незаконных мигрантов через территорию Кыргызстана наносят ущерб политическому имиджу нашего государства на международной арене.

В свете современных проблем миграции Кыргызстан входит в группу повышенного риска. Основные предпосылки такого положения носят объективный характер и в первую очередь связаны с геополитическим положением страны. Расположение Кыргызстана между Европой и Азией, огромная протяженность его границ, сопредельность с такими демографически напряженными странами, как КНР, Узбекистан, а также ближнее соседство с южными территориями Центрально-Азиатского региона, с Южной Азией, Кавказом – всё это превращает регион в удобную транзитную зону для всевозможных групп мигрантов, а также в перспективно привлекательное место для их постоянной жизнедеятельности.

Сам по себе факт численности китайского населения пока не представляет серьезных опасений: известно, что Китай в последние десятилетия мирно уживается и налаживает тесное сотрудничество со всеми своими соседями, что этнические китайцы широко представлены в национальных диаспорах множества стран мира и они не представляют угроз для национальной безопасности государств-реципиентов. Тем не менее, накладываясь на внутренние проблемы развития некоторых из сопредельных стран, миграционный потенциал жителей Китая способен сформировать весьма обоснованные причины для беспокойства первых. Кроме того, все-таки не до конца понятны стратегические устремления Пекина и его амбиции как державы, возрождающей свое «былое величие».

Разность демографических потенциалов КНР и КР создает для Кыргызстана явление, которое получило название «потенциальное демографическое давление». Следует также учитывать, что огромное население Китая существует в условиях нехватки природных ресурсов и страдает от безработицы и других издержек рыночных реформ. В целом, важным фактором эмиграции служат предпосылки, складывающиеся внутри самого Китая. Помимо этого, стремительное наращивание комплексного могущества Китая создает дополнительное давление на фоне разницы параметров развития двух стран в экономической, военной и всех прочих областях государственного строительства.

Наряду с названными факторами к настоящему моменту сформировался устойчивый интерес КНР к использованию энергетических и других сырьевых богатств Кыргызстана, что обусловлено его возрастающими экономическими потребностями. Отмечаемые тенденции развития Шанхайской организации сотрудничества, фактическим лидером которой выступает Пекин, позволяют сделать вывод о стратегической нацеленности нынешнего китайского руководства на доминирование в Центрально-Азиатском регионе. Соответственно, демографические ресурсы Китая, скорее всего, будут использоваться китайской стороной для реализации своих стратегических планов.

Всё это в совокупности формирует серьезные предпосылки и некоторые благоприятствующие условия для перетока населения (прежде всего избыточного, а также экономических мигрантов) из Китая в Кыргызстан и в целом для усиления его миграционного давления на республику уже в среднесрочной перспективе.

Дополнительный фактор, способствующий возрастанию рисков усиления демографического давления на Кыргызстан, – это перемены в международных общественных взглядах на иммиграцию. По величине своей территории Кыргызстан относительно малая страна в мире, в то же самое время с населением, едва достигающим чуть более 5 млн человек, соответственно, доля Кыргызстана в мировом народонаселении также ничтожно мала и понижается далее. Данный факт привлекает к нашей стране особое внимание со стороны мирового сообщества. Под влиянием нынешних общих тенденций развития в мире постепенно утверждается позиция, согласно которой «непозволительная роскошь» в современных условиях обладать столь внушительными территориальными ресурсами, как у Кыргызстана, при существующей низкой плотности населения. В этой связи существует вероятность того, что мировое сообщество и ООН, не говоря об отдельных влиятельных игроках (КНР, Индия, Пакистан, Турция и др.), подспудно постараются воздействовать на республику с намерением изменить ее миграционную политику в сторону послабления.

Говоря о перспективах китайской миграции в Кыргызстане, необходимо, прежде всего, понять, насколько сильны факторы, побуждающие жителей КНР на переселение в Кыргызстан.

Безусловно, большую роль будет играть демографический курс китайского правительства, обрекающий население на следование строгим ограничениям в семейной жизни (политика «одна семья – один ребенок»). Это может стимулировать всё большее количество китайского населения, в особенности мужского (из-за растущего полового дисбаланса в пользу мужчин), прибегать к иммиграции с целью создания семьи с иностранцами. В целом, всё большее число китайских граждан будет стремиться переехать в Кыргызстан, для того чтобы изыскать новые возможности для заработка.

Таким образом, Кыргызстан постепенно включается в глобальный миграционный рынок, становясь его частью, прежде всего посредством контактов с самой активной и многочисленной группой переселенцев – этнических китайцев. Кыргызстан, вероятно, в большей степени, чем другие республики ЦА-региона, столкнется в среднесрочной перспективе с небывалым по своей массовости потоком китайских мигрантов разного качества. То есть Кыргызстан, учитывая динамику его развития и общую благоприятную обстановку в стране, выступит одним из главных претендентов на роль страны-реципиента и базы для новой крупной диаспоры этнических китайцев.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что миграционные потоки в Кыргызстане существуют и развиваются на настоящем этапе во многом стихийно, что само по себе создает угрозы национальной безопасности. Оставаясь вне всеобъемлющего контроля и управления со стороны государственных органов, движения и процессы в среде китайских мигрантов проистекают во многом незаметно и способны воплотиться в весьма конкретные риски и угрозы.

В настоящий момент хорошие отношения с Пекином обеспечивают относительную миграционную безопасность республики. Однако снижение интенсивности угроз, отодвигание их по возможности на более поздний срок – задача сегодняшнего дня, когда все опасные тенденции, обусловленные демографическим давлением Китая, протекают для Кыргызстана латентно и подвержены контрвоздействию со стороны государства.

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)

Комментарии

Миграционная политика

Необходимо не забывать о том, что миграция это инструмент, которым можно легко управлять. И никакие законы в самом Китае не окажут большего воздействия, чем продуманная внутренняя миграционная политика.

Активизация миграции из КНР в Кыргызстан

Конечно единичные законы - ничего не решат, нужно менять саму миграционную политику и в частности искоренять причины миграций, так как отток людских ресурсов всегда связан с плохими условиями для реализации собственных возможностей.

Не вижу ничего дурного.

Китайцы эмигрируют не только в Кыргызстан. Их в принципе везде много. Помню, моя прабабушка рассказывала, как они жили в Гомеле вначале прошлого века и даже там китайцев было полно!
Если эмигранту правильно объяснить, что с принятием гражданства он должен считать родиной свою новую стран - то внутренние проблемы можно считать решенными.

Активизация миграции из КНР в Кыргызстан

Увы нет, эмигрант - несёт ячейку другой культуры, с своим мировоззрением и ценностями, что неизбежно приводит к конфликтным ситуациям, да и другую страну Родиной он назвать не сможет и своим не станет.

Активизация миграции из КНР в Кыргызстан

Чего и стоило ожидать от открытых границ, конечно нужно упрощать пересечение гражданами границ соседних стран, но это не значит, что нужно перестать контролировать.

Место под солнцем

Китай уже не в состоянии обеспечить работой своих многочисленных граждан. И основная часть мигрантов - продавцы, предприниматели, "челноки". С одной стороны, жители Кыргызстана получают возможность приобрести товары по доступной цене, а с другой, вся прибыль уезжает в КНР. Пусть приезжают. Может, демографию хоть немного поднимут.

Активизация миграции из КНР в Кыргызстан

Вот только постепенное ассимилирование приведёт к уничтожению коренного населения, не стоит уходить от экономических проблем таким путём.

Это Вы к тому, что скоро

Это Вы к тому, что скоро каждый четвертый будет китаец или уже есть? Но по крайней мере пока они ведут себя очень тихо, нигде не слышно никаких заварушек с участием китайцев. Или это у них такая тактика - усыпить бдительность и захватить мир?

Активизация миграции из КНР в Кыргызстан

Частично - именно так, но позиция несёт другую идею, захват ресурсов другой страны не путём силы, а за счёт ассимилирования коренного населения и внедрения собственной культуры.

 
 

Новости от Redtram

Loading...