четверг, 30 июня 2016

Почему кыргызстанцы едут на чужую войну?

Версия для печатиОтправить другу
Вейцель Роман Владимирович

По официальным данным, озвученным начальником 10 Главного управления МВД КР по борьбе с организованной преступностью, полковником милиции Рафиком Мамбеталиевым, на сегодняшний день в Сирии и Ираке воюют около 200 кыргызстанцев. Он также сообщил, что отмечены случаи выезда целых семей с детьми в зону конфликта.

Руководитель управления заявил, что компетентными органами было проведено полевое исследование по данной проблеме. В результате выяснилось – главным движущим фактором стала не материальная заинтересованность, а в большей степени идеологические мотивы. Хотя фактор денег всё же играл важную роль. Кроме того исследование показало значительную долю женщин среди выехавших – их насчитали 30 человек.

По национальному составу большинство составили узбеки – 125 человек, кыргызов - 23, таджиков и представителей других национальностей в совокупности 15 человек.

Выехавшие в Сирию являются уроженцами и жителями Араванского, Карасуйского, Узгенского районов и г. Карасу Ошской области, Кадамжайского района Баткенской области, Сузакского района Джалал-Абадской области. Также заметен локальный выезд из г. Карабалта на севере республики.

Институту стратегического анализа и прогноза стало известно о проведении другого полевого исследования проблемы выезда в Сирию и Ирак болгарским учёным по проблемам экстремизма и женского суицидального терроризма Татьяной Дронзиной, профессором Софийского университета им. Святого КлементаОхридского, приглашённым экспертом университета Кокшетау (Казахстан). Она ранее публиковала результаты изучения жизненных историй казахстанских боевиков. Результаты работы исследователя были презентованы перед Генеральной прокуратурой Казахстана в процессе подготовки превентивных мер по противодействию выезду в зоны вооружённых конфликтов.

Данное исследование было проведено в конце января 2015 г. в Кыргызстане как в северной Чуйской, так и в южной Ошской областях. Были опрошены родственники выехавших на войну граждан республики, а также проведены беседы с задержанными «возвращенцами».

Исследователем были восстановлены 30 жизненных историй кыргызских боевиков, из которых 22 на основе интервью с семьями выехавших, 3 при личном разговоре, 5 по материалам СМИ. 7 являются уроженцами Чуйской, остальные Ошской области.

На основе анализа были сделаны следующие выводы:

  • В среднем возраст боевиков 22-28 лет. Самой младшей выехавшей стала девушка в возрасте 16 лет.

  • Среди женщин наибольшее число либо несовершеннолетних, либо разведённых и брошенных мужьями.

  • Большинство боевиков состояли в браке и имели 2-3 и более детей. По уровню образования 8 человек имеют среднее 9-летнее, 18 человек 11-летнее образование. Являлись студентами или окончили университет 4 человека. Четверо получили религиозное образование за рубежом.

  • По степени религиозности лишь 10 человек отличались значительной степенью религиозности, умеренно проявляли интерес к духовной сфере 14 человек. О 6 нет достоверной информации.

  • Ни один из выехавших на войну не проявлял ранее склонность к насилию. Лишь двое описывались как неуравновешенные.

  • Большая часть выехавших занималась спортом.

  • Очень хорошие жизненные условия имелись у 2 человек, в среднем достатке жили 17, ниже среднего 4 человек, 1 находился в долговой яме, об остальных нет точной информации.

  • Нет оснований говорить о самовербовке. Практически все выехавшие были завербованы либо через интернет-сайты и социальные сети, либо в салафитских центрах и медресе.

Стоит особо рассказать о выводах исследования, связанных с мотивацией выехавших. Татьяна Дронзина разделила причины на две группы:

Мотивы, связанные с религией:

  • Борьба против „кафиров“ и врагов ислама;

  • Борьба против грешников и управляющих;

  • Построение исламского государства.

Среди мотивов нерелигиозного характера отмечены следующие:

  • Желание действовать и быть активным строителем своей жизни и общества;

  • Потребность иметь социальный идеал;

  • Желание быть защитником слабых (женщин, детей, стариков);

  • Готовность бороться против режима Ассада;

  • Желание бороться за свободу и справедливость;

  • Эконномические проблеммы;

  • Этнические проблеммы;

  • Трудности интеграции в России;

  • Романтика;

  • Стремление к героизму и мученичеству;

  • Стремление к авантюре;

  • Надоели ежедневные житейские проблемы;

  • Неудачи в личной жизни;

  • Желание создать семью – преимущественно для женщин;

  • Узкий кругозор и слабое понимание мира;

  • Стремление повидать мир (особенно Турцию).

 

Как житель Балканского полуострова и преподаватель одного из испанских университетов,эксперт провела параллели между мотивами нерелегиозного характера выехавших на войну кыргызстанцев с установками протестных социальных движений 1960-70-х гг. в Восточной Европе, а также во время гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг. Оказалось, что идейная основа у всех названных движений и войн в значительной степени идентична.Единственное отличие в том, что ИГИЛ использует религию для собственной легитимации и большей убедительности своих притязаний.

В пользу того, что ИГИЛ не та структура, за кого себя выдаёт, говорит тот факт, что сами задержанные и прошедшие войну, якобы, за ислам, не могли ответить на три основополагающих вопроса, заданные экспертом:

  • «Что такое Джихад?» Все боевики, с которыми удалось побеседовать, утверждали, что джихад это война против неверных, против вероотступников. Они не знали хадис, в котором Пророк Мухаммед после возвращения из очередного военного похода сказал мусульманам: «Мы вернулись из малого джихада к большому». На вопрос: в чём разница? Мухаммед сказал, что священная война – это малый джихад. Большой же джихад «это джихад против своего нафса (пороков) и своих страстей». Большой джихад верующий ведёт каждый день со своей ленью, желанием обогатиться, страстями, чтобы стать чище и лучше перед Всемогущим Аллахом.

  • «Можно ли отправиться на джихад без согласия родителей?» Данный вопрос также не находил ответа со стороны вернувшихся с войны. Они не знали, что по правилам джихада родители должны разрешить, либо запретить отправиться на священную войну. В практике же подавляющего числа случаев выезда граждане говорят родителям, родственникам, супруге, что едут к друзьям, либо по делам, либо на заработки в Россию, но при этом они уже имеют купленный билет в одну сторону. Во время разговоров с родителями по телефону или через интернет боевики отказываются возвращаться.

  • «При каких условиях можно стать шахидом?»Возвращенцы не знают, что шахидом можно стать только в случае объявления священной войны. Она может быть признана таковой только в случае нападения на страну внешнего врага и когда признанный всем населением правитель сделает призыв встать на защиту.

На основе опроса вернувшихся боевиков исследователь делает вывод о религиозной безграмотности уезжающих на войну граждан. Они руководствуются только несколькими аятами Корана, не принимая во внимание всего его смысла и не учитывая того к каким ситуациям они применимы.

Изучая методы вербовки, Татьяна Дронзина выявила закономерность выезда: на войну отправляются из одних и тех же населённых пунктов, при том, что из соседних не фиксируются подобные факты. Это говорит о планомерной работе вербовщиков.

Установить личности тех, кто, находясь в Кыргызстане, агитирует отправиться на войну – это работа спецслужб. Исследователю же удалось выявить путь вербовки посредством интернета: при выезде одного человека в Сирию или Ирак он в последующем устанавливает или укрепляет контакты в социальных сетях, общается с соседями, бывшими одноклассниками, знакомыми. Со временем он предлагает просмотреть видеоролики о притеснении мусульман. Девушкам и разведённым, либо брошенным женщинам предлагает выйти замуж в Турции. В результате длительной подготовительной работы людей убеждают отправиться в поездку и покупают им билет. При этом вербовщиком часто публикуются фотографии его якобы комфортной жизни в Турции, Сирии или Ираке. Лишь по прибытии на место многие понимают, что попали в ситуацию, на которую они не рассчитывали. Девушек часто насильно заставляют быть жёнами боевиков, а мужчин после 20-дневной подготовки в специальном лагере отправляют на войну.

Как автор книги о женском суицидальном терроризме, Татьяна Дронзина объясняет причины достаточно лёгкой вербовки представительниц слабого пола: находясь на войне длительное время в сугубо мужском коллективе, мужчины испытывают сильное влечение к женщинам, и поэтому идут на любые ухищрения и используют всю свою фантазию, дают любые обещания чтобы только уговорить молодую девушку или разведённую женщину или «старую деву» к выезду.

Суммируя полученную в результате исследования информацию, эксперт делает следующие выводы:

  • Индивидуальное решение не может рассматриваться как результат молодости, хотя, возможно, рассматривать его как функцию определенной социальной и образовательной незрелости;

  • Семейный статус не является значимым фактором индивидуального решения;

  • Боевиков, выехавших из Кыргызстана, нельзя считать обездоленными, безграмотными людьми;

  • Привлекает внимание отсутствие дополнительного професионального образования;

  • Эконномическое положение не является решающим фактором для отъезда боевиков;

  • Степень религиозности вряд ли можно считать решающим фактором индивидуального решения;

  • Религиозная безграмотность сильно влияет на индивидуальное решение (как правило вводятся в заблуждение);

  • Радикализация происходит преимущественно за рубежом (трудовая миграция, учеба в религиозных заведениях);

  • Зафиксированы факты выезда непосредственно из Кыргызстана;

  • Социальные сети и интернет сильно влияют на персональные устновки к радикализации;

  • По мнению исследователя, вербовка осуществляется специальной сетью, действуйщей в стране и за пределами. Скорее всего, она несет ответственность за логистику и организацию поездок;

  • Мотивы для выезда в основном формируются, но не обязательно религозно-идеологического или идеологического характера;

  • К моменту отъезда кыргызстанские боевики отличаются различной степенью радикализации;

  • Можно предположить, что к моменту возвращения домой боевики более радикальны, чем до отезда

Для решения проблемы выезда на войну Татьяна Дронзина предлагает прислушаться к следующим рекомендациям:

  • Обеспечить верховенство закона – первое условие для противодействия данной негативной тенденции;

  • Консолидация кыргызской нации, создание гражданской национальной идентичности и интеграция узбекоязычного населения в единную социальную общность окажут положительное влияние на усилия предотвратить участие граждан КР в чужих войнах;

  • Повышение религиозной грамотности является решительным условием для предотвращения выезда граждан для участия в боевых действиях;

  • Не менее важно воспитать гражданские ценности и патриотизм;

  • Хотя мы говорим о кыргызстанских боевиках в целом, это сообщество состалено из различных групп с различной степенью радикализации. Их изучение создаст возможность выработки индивидуализированных стратегий для дерадикализации;

  • Ужесточение законодательства и повышение эффективности силовых структур должны сопровождаться мерами интеграции и ресоциализации: программы превенции, пробации, трудовой занятости по местожительству, программы профессионального образования и личностного роста;

  • СМИ должны рассматриваться как первые союзники общества в борьбе против терроризма и радикализации. Это возможно только, когда журналисты будут обучены по данной проблематике. Поэтому рекомендуем создание обучающих программ для представителей масс-медиа совместно с университетами и другими организациями.

  • Пропаганда и агитация важны как способ ограничения данной негативной тенденции, но они не могут заменить практические меры, направленные на борьбу с коррупцией, создание жизненных шансов для молодежи и увеличение професиональных, персональных и социальнох шансов для женщин;

  • Создание органов, которые скоординируют усилия государства, служб безопасности, гражданского общества и СМИ на национальном и региональном уравне;

  • Создание государственной программы борьбы с терроризмом и радикализацией с четким определением источников финансирования;

  • Реагирование органов, ответственных за обеспечение прав детей и защиты семьи, когда существует подозрение о вывозе детей за рубеж;

  • Контроль и ограничение радикальных интернет-сайтов;

  • Родительский контроль за пользование интернетом детьми и воспитание критического мышления, спосоности говорить „нет“ насилию, терроризму и радикализации;

  • Созадание круглосуточной бесплатной телефонной линии реагирования (call-centre) для тех, кто находится под угрозой вербовки деструктиных радикальных сект и выработка советов для родителей;

  • Создание реабилитационных центров для лиц, вернувшихся из зон боевых действий;

  • Делегирование официальных представителей МВД и ГКНБ КР для работы в Турции, Сирии и Пакистане;

  • Использование раскаявшихся лиц в агитационно-пропагандисткой деятельности;

  • Создание обучющих программ для педагогов, родителей и учеников по превенции радикализации.

Голосов пока нет

Комментарии

Вербовщики ищут слабое место...

Можно по-разному оценивать факт, что в Ираке и Сирии воюют около 200 кыргызстанцев. С одной стороны - это очень небольшой процент от населения страны. С другой - боевики среди кыргызстанцев всё-таки нашлись.

США выдаёт огромные средства на программу вербовки боевиков именно среди населения бывшего СССР. Эксперт правильно подметил: чаще выезжают на чужую войну те, кого подвергли "обработке" вне Родины... вдалеке от семьи... На чужбине человек более уязвим, его легче ввести в заблуждение.

Наверное, стоит и правительству страны принять соответствующие меры по информированию молодёжи об угрозе быть вовлечёнными путём обмана в чужую войну.

Мне кажется, что в зону

Мне кажется, что в зону конфликта ребята идут по своему осознанному выбору. Скорее всего, это все происходит из-за жажды материальных благ.

Не такие уж и большие

Не такие уж и большие материальные блага получают вояки. А вот риск быть убитым или покалеченным большой. А еще позор на всю жизнь.

Современные процессы не

Современные процессы не только в геополитическом пространстве, но и в общесоциальном контексте тяготеют к повстеместной глобализации. В данных условиях межконфессиональные, этнические, религиозные распри и конфликты обретают черты масштабной угрозы существующему относительно мирному укладу. Устоять перед натиском лавинообразной пропаганды порой весьма трудно даже морально устойчивому индивиду с четкими жизненными ориентирами.

Жаль конечно

В большинстве выезжают молодые, еще не определившиеся либо не до конца определившиеся люди без четко сформированной собственной жизненной позиции, вследствие чего с легкостью попадают на агитационные материалы.

Вот это и обидно, молодежь

Вот это и обидно, молодежь подвержена тлетворному влиянию военной политики. А ведь можно иначе, прививать им чувство патриотизма, почему бы нашим руководителям не обратить на это внимание?

Если дело не в низком уровне

Если дело не в низком уровне образования и зомбированности боевиков, то причины надо искать в социуме. Люди не хотят работать, кормить семьи. Куда проще взять оружие и пойти убивать "врага", тем более, когда ни за что при этом не отвечаешь.

 

Новости от Redtram

Loading...