понедельник, 27 марта 2017

Политика США на Ближнем Востоке через призму геополитического треугольника: Катар, Иран и Саудовская Аравия

Версия для печатиОтправить другу
Таткало Надежда

Главным событием на мировом нефтяном рынке в прошлом году стало нарушение его импортно-экспортного баланса в сторону роста экспорта в связи с началом поставок американской нефти.Однако представляется, что активизация США в этом секторе мировой экономической системы обусловлена не столько потребностями внутреннего рынка страны, сколько геополитическими интересами. Принимая во внимание два нижеизложенных фактора, можно очертить характер и природу данной заинтересованности:

  • во-первых, в США добывают так называемую «сверхлёгкую» «газонасыщенную» нефть, производственные объёмы которой внутри страны превышают спрос на неё, так как большинство нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) США не имеют соответствующего оборудования для её переработки в связи с высокой степенью её взрывоопасности [i];

  • во-вторых, разрешение на экспорт такой нефти в ограниченных количествах в целях повышения рентабельности нефтедобычи получили только две американские компании (Pioneer Natural Resources Co. и Enterprise Products Partners LP). При этом эксперты отмечают случаи, когда компании смешивали «сверхлёгкую» нефть с обычной для увеличения получаемой прибыли  [i].

В результате, США выбрасывают в незначительных количествах на международный энергетический рынок избытки своей дешёвой внутри страны «сверхлёгкой» нефти, вызывая мировое падение цен на обычную нефть. В свою очередь, снижение цен на данный вид энергоносителей позволяет США пополнять свои стратегические запасы по низким ценам и оставаться одним из крупнейших нефтяных импортеров в силу того, что мощности большинства американских НПЗ предназначены для переработки более тяжёлой нефти. С другой стороны, с точки зрения геополитического подтекста падение цен на нефть негативно скажется, в первую очередь, на экономиках Ирана и России, в бюджетах которых доля от экспорта нефти составляет более половины всех доходов, но фактически не отразится на главном поставщике нефти в США – Саудовской Аравии.

Тандем «Саудовская Аравия – США» в нефтяном вопросе

В последнем случае необходимо учитывать два фактора. С одной стороны, принимая во внимание, что экспорт американской нефти является не столько реальным, сколько медийным событием, которое в результате действия законов рынка вскоре может утратить свой первоначальный эффект, США нуждаются в реальных механизмах оказания влияния на процесс ценообразования в торговле энергоресурсами. На этом фоне эксперты Bank of America Merrill Lynch предлагают Эр-Рияду обрушить мировые цены на нефть путём увеличения объемов её добычи[ii].С другой стороны, следует учитывать важную роль Саудовской Аравии в оказании финансовой помощи захватившему нефтеносные месторождения в Сирии и Ираке Исламскому государству[iii].

Сопоставление данных о падении цен на нефть в связи с ростом её предложения на мировом рынке и утверждением специалистов Bank of America Merrill Lynch о том, что Эр-Рияд в настоящее время демонстрирует сдержанность в вопросе повышения экспортных поставок нефти, позволяет сделать следующий вывод. Рекомендуемое американским экспертным сообществом повышение уровня нефтедобычи, скорее всего, обеспечивается Саудовской Аравией за счёт перепродажи нефти (например, через крупнейшую в СА совместную с США нефтяную компанию Saudi Aramco), добытой на подконтрольной боевикам территории[iv].

Интересы Саудовской Аравии

Таким образом, с одной стороны, Саудовская Аравия получает возможность контролировать финансирование Исламского государства через, например, сокращение или увеличение объёмов закупаемой нефти в целях предотвращения возможных провокаций с их стороны на своей территории. С другой стороны, Эр-Рияд выполняет свои обязательства перед США по повышению нефтедобычи на фоне декларативных заявлений об их совместной борьбе с данной экстремисткой группировкой. При этом представляется, что предположение о мнимой борьбе Саудовской Аравии с собственноручно профинансированной организацией не лишено основания. В этом отношении следует учитывать тот факт, что Эр-Рияд посредством боевиков Исламского государства заблокировал работу нефтепровода из Ирака в Сирию, что стало одним из катализаторов роста социально-экономического напряжения в последней и одновременно позволило ему предотвратить в долгосрочной перспективе появление своего конкурента в лице Ирака на европейском рынке.

Между тем, через Исламское государство Саудовская Аравия получает рычаг давления на своего главного идеологического противника – шиитский Иран, ввиду того что низкие цены на нефть фактически сводят к нулю перспективы увеличения доходов государственного бюджета ИРИ в связи с возможным снятием запрета на экспорт иранской нефти в ЕС. Ведь именно нефтяное эмбарго стало основной причиной падения доходов бюджета Ирана со 114,75 млрд долларовв 2011 г. до 62 млрддолларов в 2013 г.[2].

Интересы Катара

Вместе с тем деятельность Исламского государства в Сирии и Ираке выгодна и другому ближневосточному игроку – Катару, который также осуществлял поставки вооружений и финансирование данной организации [3]. При этом его интересы лежат в двух плоскостях. С одной стороны, он стремится ослабить Иран и Сирию, которые совместно с Ираком накануне начала сирийской гражданской войны подписали трёхсторонний меморандум об экспорте и транзите иранского газа, заблокировав таким образом проект строительства газопровода из Катара в Европу через территории Саудовской Аравии, Иордании, Сирии и Турции. С другой стороны, Доха нацелена и на усиление своих позиций в конкуренции за региональное лидерство с Эр-Риядом [v], который, наряду с Сирией, не дал своего согласия на транзит катарского газа.

В этих условиях Катар, вызвав резкую реакцию со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна, отозвавших своих послов из Дохи, пошёл на сближение с Ираном, который на фоне заблокированного вследствие военных действий в Сирии проекта строительства газопроводаи низких цен на нефть вынужден согласиться на предлагаемое сотрудничество. В свою очередь, у Катара появляется возможность получить доступ к иранской части крупнейшего в мирегазового месторождения Персидского залива – Северное/Южный Парс. Представляется вероятным, что, будучи мировым лидером по поставкам сжиженного природного газа (СПГ), Катар намерен склонить Тегеран к совместному экспорту СПГ со второстепенной ролью последнего, не обладающего настолько развитой логистической инфраструктурой для экспорта СПГ в Европу, как Катар. Вместе с тем такое «тактическое сотрудничество» позволяет Дохе усилить свои позиции в соперничестве за региональное лидерство с Эр-Риядом.

Интересы США по линии «Ближний Восток – Европейский союз и Россия»

В свою очередь, комплекс данных ближневосточных противоречий на фоне активизации Исламского государства выгоден и США. При этом заинтересованность США может затрагивать не только обрушение мировых цен на нефть и подрыв экономики Ирана, что позволяет им безболезненно решить иранскую ядерную дилемму и одновременно лишить Тегеран возможности экономического восстановления.

Вашингтон как один из главных инициаторов и идейных вдохновителей вооружённого противостояния в Сирии и «информационной революции» в области больших перспектив экспорта значительных объёмов американской нефти создал рычаги по изменению баланса сил на Ближнем Востоке и переформатированию мирового рынка углеводородов. В частности, на фоне провала реализации проектов нефтепровода «Ирак – Сирия – ЕС», и газопроводов «Катар – ЕС» и «Иран – ЕС» ближневосточные государства лишились возможности выстроить укрепляющую экономические связи единую нефтегазовую региональную инфраструктуру, которая могла бы стать основой интеграционных инициатив.

Вместе с тем США ещё в 2013 г. стали активно продвигать идею о необходимости налаживания поставок нефти из иракского Курдистана на рынок Турции с целью обеспечения относительной независимости Курдистана [vi]. В настоящее время данный нефтепровод работает в полную мощность и выступает одним из главных источников доходов для курдов.

Сложившаяся ситуация вполне соответствует планам США осуществить передел границ на Ближнем Востоке по линиям этно-религиозной принадлежности с перспективой образования независимого Курдистана (территории Сирии, Турции, Ирана и Ирака), Арабского шиитского государства (территории Ирана и прибрежные нефтяные районы Саудовской Аравии), объединённого Азербайджана (территория Азербайджана и часть Ирана) [vii].

С другой стороны, следует учитывать всё более обозначающееся в свете украинского кризиса стремление Вашингтона разорвать экономические связи ЕС с Россией, навязав Европе невыгодное для неё трансатлантическое торгово-инвестиционное партнёрство, предполагающее поглощение европейского рынка американскими ТНК и изменение её социальной политики. В этом аспекте для США важно предоставить гарантии ЕС бесперебойных поставок более дешёвого, в сравнении с трубопроводным российским газом, катарского и, возможно, иранского СПГ.

Вместе с тем, принимая во внимание намерения Вашингтона перекроить политическую карту Ближнего Востока, проекты строительства трубопроводов по территориям стран, которые будут испытывать значительную социально-политическую турбулентность, в настоящее время нецелесообразны. Следовательно, на данный момент наиболее продуктивными представляются поставки в Европу ирано-катарского СПГ морским путем через Ормузский пролив и Суэцкий канал.

При этом, с одной стороны, данное «сотрудничество» Катара и Ирана позволяет Вашингтону усилить напряжение между Эр-Риядом и Дохой и, следовательно, ослабить амбиции каждого из них на региональное лидерство. С другой стороны, США создают подконтрольного себе, в отличие от непредсказуемого Ирана, конкурента России на европейском га

i. Сланцевая нефть США оказывается более легкой, чем ожидалось // URL: http://1prime.ru/commentary/20140625/787282145.html (25 июня 2014).

ii. Ратников А. Саудовской Аравии посоветовали обеспечить США нефть ценой $85 за баррель //

URL: http://top.rbc.ru/economics/15/09/2014/949012.shtml (15 сентября 2014).

iii. Chandrasekaran R. Qatar’s friends-with-everyone approach rankles some of its Persian Gulf neighbor // URL:

http://www.washingtonpost.com/world/national-security/qatars-friends-with-everyone-approach-rankles-some-of-its-persian-gulf-neighbors/2014/10/04/b89977f8-4a7b-11e4-b72e-d60a9229cc10_story.html(4октября 2014).

iv. Саргсян А. США создали ИГИЛ взамен на «Аль-Каиду» для присвоения нефти Ирака // URL:

http://www.narodsobor.ru/view/kolonka-redaktora/21545-ssha-sozdali-igil-v-zamen-na-al-kaidu-dlya-prisvoenii-nefti-iraka#.VFDnt1djbAN (27 июня 2014).

v. McCandless D. Key Players & Notable Relationships in the Middle East // URL: http://www.informationisbeautiful.net/visualizations/the-middle-east-key-players-notable-relationships/ (2 октября 2014).

vi. Morelli M., PischeddaC. Let Turkey and Kurdistan Get Closer // URL: http://nationalinterest.org/commentary/let-turkey-kurdistan-get-closer-9335 (31 октября 2013).

vii. ПетерсР.Кровавые границы. Насколько лучше мог бы выглядеть Ближний Восток // URL:

http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/view/55860/ (28 февраля 2011).

 

Голосов пока нет

Комментарии

Лицемерие США во всей красе!

Лицемерие США во всей красе! Типа Иран и Сирия это "плохие парни", только потому что не пошли на поклон Америке, а Саудовская Аравия и Катар, которые чуть ли не в открытую поддерживают террористов ИГ - надёжные союзники!

 
 

Новости от Redtram

Loading...