среда, 17 января 2018

Челночная дипломатия по узбекски

Версия для печатиОтправить другу
Дмитрий Давыдов

Уже более года  Республикой Узбекистан руководит Шавкат Мирзиеев. Придя к власти в условиях жесткой борьбы кланов, конфликтов соратников и противников скончавшегося Ислама Каримова, Мирзиеев попытался наскоро сколотить  свою команду. В результате компромиссной и доверительной  раздачи полномочий кусочки власти достались и тем, кто был за него и тем, кто был против.
Свой кусок доверия получил и первый заместитель председателя Сената Олий Мажлиса Садык Сафаев, инициативно взявший на себя кураторство за деятельностью МИД Республики и персональный патронаж мэтра узбекской внешней политики А.Камилова. Некогда он занимал пост министра иностранных дел Узбекистана, но в 2005 году, когда произошли Андижанские события,  был освобожден от должности. С этого момента Сафаев настойчиво старается реабилитировать свою политическую репутацию и найти свое место в узбекской политике, большей частью напирая на некие связи с западным миром.
В нынешних условиях, облаченный доверием и полномочиями, Сафаев всячески пытается связать Узбекистан со своими западными покровителями, которыми он обзавелся еще во время стажировки в Гарварде. Но долгое отлучение от власти  сыграло с ним злую шутку. Как любой недолговечный  и ненадежный политик он стал неинтересен Западу.
Самой печальной самонадеянностью Сафаева стала попытка организовать встречу Ш.Мирзиеева с президентом США Д.Трампом в рамках работы 72-й Сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2017 г. Незадолго до начала намеченной встречи, словно тестируя парламентера Сафаева на профпригодность,  с ним встречались опытные политтехнологи Белого дома. Неизвестно, какой они сделали вывод, но вместо запланированной полноценной встречи президентов двух государств Д.Трамп ограничился формальной фотографией и приветственным посланием, что, безусловно, сэкономило ему время для встреч с руководством Израиля, Франции, Азербайджана, Афганистана и даже Палестинской автономии.
Таким оказался результат «плодотворных» переговоров Сафаева, о которых он рассказывает узбекским СМИ, вынужденным соглашаться и распространять его версию. Будь у узбекских журналистов больше свободы и независимости, общественность с огорчением узнала бы о том, как политик Сафаев ходил за семь морей просить у Запада себе должность министра иностранных дел Узбекистана.
Безусловно, политики лишенные моральных принципов  - самый ходовой товар на международной политическом рынке. Но искушенные западные заказчики предпочитают предателей с хорошими профессиональными качествами, а не тех, кто пришел к власти по протекции или благодаря любовным связям. Во время взлета карьеры Сафаева при Каримове «Би-би-си» сообщали о его душевной связи с опальной дочерью президента РУ Гульнарой Каримовой. Вот и сейчас Сафаеву нужно надежное плечо для карьерного взлета.
За годы забвения, в которое погрузил его Каримов, рассмотревший в нем  политического паразита, Сафаев изобрел сотни хитроумных способов, как основательно присосаться к власти.  Сейчас задача №1 для Сафаева – стать министром иностранных дел РУ, о чем он прямо попросил у и.о. помощника госсекретаря США по Южной и Центральной Азии и спецпредставителя США в Афганистане и Пакистане Элис Уэллс и заместителя помощника Госсекретаря США по Центральной Азии Дэниэла Розенблюма, с которыми встречался по поводу организации так и не состоявшейся  встречи президента Мирзиеева с Трампом.
О том, каким непревзойденным и лояльным Западу  главой  МИД мог бы стать  Сафаев, на переговорах также узнали спецпредставитель Генсека ООН по Афганистану Тадамичи Ямомота и целый ряд других участников переговорных процессов самых разных уровней.
Сафаев так увлекся самопиаром, что вопросы организации встречи двух президентов ушли на второй план. Мирзиеев, доверивший ему это направление, наткнулся  на захлопнутую дверь. Неудивительно, если после такой демонстративной реакции политические симпатии президента РУ приобретут явный пророссийский подтекст. С учетом уже налаженных связей с РФ,  и тем более на фоне частых встреч глав государств, это было бы не просто перспективным, но и закономерным  шагом.
Симпатии Мирзиёева не совсем понятны Западу, которому  определенно нужны свои  люди на стратегически важных постах в руководстве Узбекистана. Страна представляет большой интерес для США, которые стремятся закрепиться в центрально-азиатском регионе и вывести государства Средней Азии из-под влияния Китая и России. При Каримове это сделать было сложнее. Он видел, к чему приводит «безвозмездная помощь» США постсоветским странам и опасался повторения «цветных» сценариев у себя дома.
Сейчас США одобрительно кивают на реформы Мирзиеева. Не случайно стране не урежут, а наоборот увеличат финансирование по линии USAID (на 4,4% – с $9,39 млн в год до $9,8 млн в год). Для сравнения, в закладываемом бюджете США расходы на программы в остальных странах ЦА и Кавказа сокращены более чем наполовину: с 218,1 млн долларов в 2016 году до 93,1 млн в 2018-м.
Безусловно, встреча Мирзиеева с Трампом положила бы начало многим проектам, в том числе и взаимовыгодным. На фоне этого возникает вопрос, каким бездарным переговорщиком должен быть Сафаев, чтобы провалить столь ожидаемую встречу двух президентов?
Еще задолго до этого сокрушительного провала, суждение о Сафаеве как о некомпетентном политике уже сформировалось среди его коллег. Звучали мнения, что «он не знает мировой политики, плохой дипломат, он умеет только продавать ковры». Таким образом, несмотря на попытки казаться  продвинутым политиком и экономистом западного образца,  в душе он так и остался автором диссертации «Политико-экономические проблемы общественного труда и его производительности в условиях развитого социализма (на материалах промышленности Узбекской ССР)», в которой  пламенно воодушевляется возможностями общественного труда в социалистическом обществе.
Улавливая настроения правящей элиты Сафаев всегда гибко под них подстраивался, демонстрируя чудеса  трансформации взглядов. Нынешний момент потребовал от него приверженности реформистским и антикоррупционным настроениям, идей экономической  и политической модернизации, перехода от сильного государства - к сильному обществу, развития НПО, частного сектора. Он их активно популяризирует на встречах с журналистами, где опять-таки умудряется тянуть одеяло на себя, присваивая своему гению эти, мягко говоря,  общепризнанные сценарии развития страны.
«Чего нужно опасаться? - Пути назад», -  говорит в интервью Сафаев, видимо вспоминая те времена, когда был отлучен от власти и не мог, как сегодня продавать национальные интересы Узбекистана за должности и протекцию. Не мог лоббировать интересы крупных иностранных компаний в стране (таких как  ExxonMobil  на участие в геологоразведке на нефтегазовых площадях в РУ). Не мог фонтанировать идеями о создании в РУ механизма использования компетенций узбекских эмигрантов, живущих  в США, «для того, чтобы они могли привнести пользу в развитии Узбекистана», видимо забыв, что некоторые из них стали весьма «популярны» в мире после терактов (вроде  трагедии на Манхеттене 31 октября 2017г.). Когда не мог безнаказанно спекулировать «связями» с США и наносить репутационный ущерб своей стране, ставя ее в унизительное положение.
Очевидно, что ничто из этого не подходит под решение сафаевской задачи «отстаивания интересов республики на международной арене». Потому больше,  чем «пути назад» узбекский народ должен бояться пути вперед с такими политическими флюгерами, как Сафаев.

Голосов пока нет
 

Новости от Redtram

Loading...