воскресенье, 10 декабря 2017

Совершенное святителем Николаем является беспрецедентным

Версия для печатиОтправить другу

Сегодня с посещения православного Воскресенского храма в Хакодате началась японская часть многодневной пастырской поездки патриарха Кирилла на Дальний Восток. В аэропорту святейший ответил на вопрос, зачем он приехал в Японию.

- В этом году исполняется сто лет со дня кончины святого равноапостольного Николая Японского (Касаткина), - сказал патриарх. - Человека, который немногим более ста пятидесяти лет назад  прибыл из России и ступил на землю Японии именно в том самом месте, где мы с вами находимся. Здесь началось его служение, в результате которого в Японии возникла церковь, насчитывавшая более тридцати тысяч прихожан. То, что совершил святитель Николай за столь короткое время, является почти беспрецедентным в мировой практике миссионерства. Он не просто создал общину, он создал общину из местных жителей, которые принадлежали совсем к другой культуре.

По мнению Святейшего, одна из причин, почему удалось это сделать святителю Николаю, - "подлинное отождествление себя с культурой того народа, которому он проповедовал". Касаткин прекрасно владел языком, строил храмы и с любовью относился к людям. Японцы почувствовали эту искренность и ответили ему взаимностью. Еще при жизни он построил величественный собор Воскресения Христова в Токио, который местные жители назвали Николай-до, дом Николая.

- И сегодня мы радуемся тому, что японская церковь, которая получила права автономии от РПЦ, продолжает свое служение. Мой визит по приглашению митрополита Токийского и Всея Японии Даниила является первым. У меня будет возможность помолиться с простыми православными японцами, встретиться с государственными деятелями. И что самое, может быть, для меня важное - побывать в районах на северо-востоке страны, особенно пострадавших от удара землетрясения и цунами. Мне хотелось бы увидеть то место, где японский народ проявил такой героизм и такую солидарность, преодолевая последствия этого страшного природного бедствия, являя в каком-то смысле пример всему миру, как нужно взаимодействовать сообща, чтобы преодолевать общую беду, - закончил говорить о причинах, приведших его в Японию, патриарх.

По разным данным, сейчас в Японии живет от десяти до тридцати пяти тысяч православных. Всего христиан разных конфессий - менее одного процента. Приблизительность цифр объяснятся просто: люди могут годами ходить на службы и в воскресные школы, но креститься не торопятся. Если буддийские и синтоистские обряды и праздники - уже часть общественной жизни японцев, то православие - только религиозное предпочтение очень небольшой группы. Поэтому так ценен каждый храм и каждый член прихода, поэтому так трогательно звучало "Господи, помилю-ю-ю-юй!" (произносить твердый "л" для японца почти невозможно) в исполнении приходского хора Воскресенского храма. Старательно и страстно певчие выводили и тропарь Николаю Японскому уже на родном языке.

Николай Касаткин был человек неординарный во всех отношениях. Необыкновенно смелый - не испугался остаться в Японии во время русско-японской войны и оказался там единственным русским. На язык к нему лучше было не попадаться - ну разве ни здорово сказано:  "Между грехами, несомненно, будут взысканы грехи глупости… Разум - самая первая наша способность. И если не пользуешься им - значит, виноват". Не занимать было святителю и чувства юмора: "Какой-то иеромонах Викентий из Свияжского монастыря прислал прошение на службу в Миссию. Но слишком крючковато и игриво написано. Не нужно такого!"

Николай возглавил Русскую миссию в 1871 году, а к концу его жизни в 1912 году в Японии было уже 175 временных и 8 постоянных православных церквей, 35 тысяч прихожан и 40 человек клира. Для сравнения, сейчас в Японии - 60 приходов и 30 священнослужителей. В стране три епархии: Сендайская, Киотская и Токийская.

Завтра патриарх планирует побывать в Сендайской, которая больше всего пострадала от цунами, а сегодня из Воскресенского храма он отправился почтить память соотечественников на кладбище в Хакодате, разрешение на организацию которого удалось "выбить" у местных властей Николаю Японскому. Пока предстоятель освящал мемориальный крест, российские журналисты бродили между могильных плит и с грустью читали: "Мичман лодки "Моряк" Петр Стогов". Или: "Офицер-эмигрант Косьма Зверев". А вот рядышком матросы с корвета "Посадник" Евгений Гвоздев и Федор Степанов". Граждане России.

 
 

Новости от Redtram

Loading...